Шевченко Тарас Григорьевич

Главная - Украиноведение - Шевченко Тарас Григорьевич

Родился будущий большой поэт Украины 9 марта (25 февраля за ст. ст.) 1814 года в селе Моринци Звенигородского уезда на Киевщине в семье крестьян-крепостных Григория Ивановича и Екатерины Якимовне Шевченкив.

Из этого села походила иметь поэта, крипачка господина Енгельгардта. Сюда после бракосочетания, по распоряжению помещика, переселились они из Кириливки на короткое время. Во время этого переселения в них родился Синтарас.

В 1816 году семья Шевченок возвращает к родной Кириливки. В этом сели минуло все детство нашего поэта, с ним связанные все первые его детские воспоминания и жизненные впечатления

«И вот стоит передо мною наш убогий, старый белый дом с потемневшей соломенной кровлей и черным дымовой трубой, а круг дома на прицепке яблоня с червонобокими яблоками, а вокруг яблони цветник - любимец моей незамужней сестры, моей терпеливой, моей нежной няньки! А круг ворот стоит старая развесистая верба с засохшим верховьем, а за вербой - овин, омочена стожками ржи, пшеницы и разного, всякого збижжя; а за овином косогором пойдет уже сад! И который сад!.. густой, темный, тихий, одно слово, другого такого сада нет на целом миру. А за садом левада, а за левадой долина, а в долине тихий, едва журкотить, ручей, обросший вербами и калиной и закутанный широколистыми темно-зелеными лопухами; а в этом ручье под нависшими лопухами купается приземистый белокурый мальчик...»

К смерти матери (в 1823 г.), живя под ее опекой, кажется, что мальчик и горя не знает. После же, начались те жизненные невзгоди, которые преследовали Тараса к самой могиле

У овдовевшего отца на руках остается пятеро детей, Никита, Екатерина, Тарас, Ярина и Иосиф, а со временем в их дом вошла мачеха со своими тремя малолетними детьми

С горькой болью будет упоминать позднее поэт этот период своей жизни: бедность, ссоры, несправедливость, издевательства

В 1825 году умирает отец, высказав знаменательное пророчество относительно будущего сына: «Сыну Тарасу из моего хозяйства ничего не надо, он не будет каким-нибудь мужчиной: из него будет или что-то очень хорошо, или большой лентяй; для его мое наслидство или ничего не будет значит, или ничего не поможет».

После смерти отца, малого Тараса отдалили в школу к сельскому дьяку, где он учил читать и писать, усвоил часослов и псалтырь. Наука ему давалась легко, но отмечался он непоседливостью и своенравностью, за что часто бувавбитим.

Уже из детских лет оказывается в нем чрезвычайная любознательность ума, особая впечатлительность натуры. Милейшим же занятием для него, что превращалось в настоящий праздник, были сказа о прошлом. Он мог слушать их часами, живо воображая те картины и события. Отец Тараса Григорьевича был грамотный и довольно осведомленный как для своей среды, отмечался набожностью. Часто и охотно он пересказывал жития святых и подвижников благочестия. Другой характер рассказов был у деда Ивана - живого свидетеля Колийвщини. Герои его рассказов были хорошо известными людьми, а события еще не стерлись из народной памяти

Несомненно, это не могло не обозначиться на формировании и творческом развитии будущего поэта. Тогда же проявляется незаурядное его дарование к рисованию. Угольком или мелом рисовал он на стенах, двери, досках, где только можно было вместить образ, который порывался на волю из детского воображения

Наснажений этой страстью и потеряв всякое терпение износить издевательство дьяка Богорського, Шевченко делает попытки устроиться в науку к малярам в Лисянци, Тарасивци, батрачит со временем у кирилловского священника Кошиця.

С 1828 года Тарас некоторое время живое в хлипнивського маляра, тот, заприметив его бойкость, оставляет при себе у прислуги

В скором времени отъехал на родину сам помещик и судьба поэта была решена: он был переведенный к господина в комнатные казачки. Выгадывая свободные минуты, мальчик копирует лубочные картины суздальской школы, которые украшали господские покои. Известный факт, как застав однажды своего казачка за таким занятием, Енгельгардт приказал устроить поэтому экзекуцию, за то, что осмелился рисовать ночью, зажегши свечку