ПАВЕЛ ТЮРЯ - печальноизвестный гетман Украины

Главная - Украиноведение - ПАВЕЛ ТЮРЯ - печальноизвестный гетман Украины

Павел Тюря из украинского шляхетського рода, который соединил свою судьбу с казачеством. За другими сведениями, Тюря - переяславський мещанин. Получил красивое образование, а по свидетельству летописца, был «в науке письменной ловкий и во всяких делах биглий». Военную службу начал казацким писарем Переяславського полка. 1653 года стал Переяславським полковником, а следующего года, вместе с генеральным судьей Самийлом Богдановичем и другими чинами Тюря после Переяславськой «черной» совета возил к Москве грамоту, где говорилось, что гетман Богдан Хмельницкий со всей Украиной добровольно признает превосходство московского царя. Потом Богдан, почти ощущая приближение своей смерти, созвал всю казацкую старшину, которая должна была выбрать преемника, и как на один из возможных претендентов на булаву указал на Тюрю. В годы гетьманування Ивана Виговського и Юрия Хмельниченка Тюря принадлежал к той старшини, которая отстаивала зависимость Украины от Вещи Посполитой. В переписке польских вельмож имени Виговського и Тюри упоминаются постоянно вместе. Итак, Тюря был одним из наиболее активных помощников Виговського в проведении его политики. Он участник первого посольства к царю, которое сообщило, что Виговського выбрано гетманом. 1658 года Тюря от лица гетмана ведет переговоры, с польским послом Станиславом Беневським о союзе Украины с Польшей. Он подписывает в Междуречье соглашение, которое содержит условия взаимоотношений двух государств, заключенных со временем в Гадяче. Этого же года Тюря отправлена послом к Москве, откуда он привоз грамоту немилости за то, что Виговський побил запорожских послов, которые ездили с доносом царю на него. Осенью, под зиму 1660 года Тюря за настоянием Беневського получил чин Генерального писаря и совещался с ним, как можно уничтожить Гадяцьку соглашение

В злому 1662 года Тюрю упоминают в актах с польским чином стольника Полоцького, который получил от сената инструкцию относительно переговоров от имени короля с ханом и запорозькимгетьманом.

Ощущая сильное недовольство народа, Юрась Хмельйииченко прислушался в конце концов к наставлениям близких советчиков, главным образом, родственника Павла Тюри, состоящего в браке на его сестре Елене, вдове Данила Виговського; и в начале октября положил булаву и постригся в монахе, назначив Тюрю приказным гетманом. За несколько дней Тюря созвал на совет в Чигирине правобережную старшину и чернь, где его избрали гетманом, с тем, что Украина и Запорожское Войско и в дальнейшем будут признавать зависимость от Польской короны. Тюря выбрана не единодушно. Сторонники России не одобряли его кандидатуру. Сразу же после выборов Тюря открыто перешел на сторону Вещи Посполитой. Сохранилось несколько его писем к польскому королю, в которых он просит прислать ему в помощь коронные войска, чтобы совместно с ними выгнать орду и присоединить также и Левобережную Украину к Польше

Тюри пришлось вступить в борьбу с левобережным гетманом Акимом Сомком, а потом и с его преемником Иваном Брюховецьким, которые старались объединить своей булавой оба берега Днепра под превосходством России.Запорожцы, узнав, что гетманом становится Тюря, и знавая, что он сторонник Польши, за казацким обычаем от всего коша пишут письма, где признают его гетманом, но высказывают и свое отношение к нему. Они советуют Тюре разорвать союз с поляками и предостерегают, что иначе с ним совершат так, как они были намерены сделать с Юрием Хмельниченком. Из письма видно, что к предыдущим опасениям запорожцев относительно внедрения шляхетських порядков на Украине, прибавился еще и страх перед восстановлением унии. Но Тюря презрел это предостережение, которое отбивало расположения духа народа. Поддерживая неудовлетворенных, запорожцы восстают против Тюри. Первым, в мае 1663 года, выступил Паволоцький полковник Иван Попович. Он связался с русским воеводой в Киеве и начал обижать и выгонять шляхту из территории своего полка. За это Тюря хотел скарати его на горло. Попович стал искать защиты у казацкой старшини, у митрополита и Гедеона Хмельницкого, обещая оставить саблю, взять к рукам креста, лишь бы только остаться живым. Тюря прислушался к заместителям, смилостивился, и Попович в самом деле пошел в священники. Но не прошло и года, как Попович, видя, «какие несправедливости совершают ляхи и жиды священникам и вообще православным», снял рясу и одел снова полковничий жупан. Он восстановил связи с русским воеводой в Киеве и пообещал склонить на свою сторону казаков и снова привести Правобережную Украину в подчиненность русскому царю. Получив от воеводы грамоту, Попович начал готовить восстание против Тюри. Прежде всего он связался с Акимом Сомком и прибыл к Паволочи. Здесь он истребил всю шляхту, которая возвратила в свои имения на Украине и надеялась на защиту Тюри, а также не пожалел евреев и богатых мещан. Очевидно, в восстании приняли участие широчайшие слои простого люда. Со всех сторон начал сплачиваться вокруг Поповича «черный народ». Он создавал вооруженные отряды, которые с Паволочи расходились во все концы края, грабили и убивали купцов и других. Соединившись с Сомком, Попович провел с поляками ряд битв и каждый раз побеждал. В это время на помощь полякам пидоспила часть казацкой старшини - полковники, сотники, которые присягали на верность королю и Вещи Посполитий. Общими силами они облекли в Паволочи Поповича вместе из его отрядом, который насчитывал до 1000 человек. Не желая видеть город опустошеним, он добровольно вышел из него вместе из пятнадцатью своими товарищами и отдался к рукам Тюри. Сдача восставших просили пощады - в них отобрали коней, оружие, имущество, побили киями и обухами и пустили на волю. По словам летописца, «живых выпустили, даря им здоровье».

15 июня этого же года Ивана Поповича казнен. Его смерть приглушила пламя восстания. Летописец описывает детали смертной казни Поповича: 15 июня этот поп осужден к такой смерти: сначала раскаленным кирпичом или камнем зитерти «гуменце», что и было содеяно; тогда Поповича отдалили к рукам палача, который его терзал. Гетман Тюря никого не допускал к подсудному. Он приказал палачу приложить ему к ребрам раскаленное железо, потом велел и палачу одийти. Взяв бумагу и чернила, сам подвергал допросу: кто его подговаривал к восстанию, или, может, сам его задумал, и кого из полковников или сотников он мог бы назвать как своих соучастников. Палач несколько раз мучил свою жертву и после каждого раза отходил от него, а Тюря подвергал допросу в четверо глаз, и насамкинець велел отрезать жертве руки и ноги, а туловище несколько часов лежал на площади, аж пока не сожглись