МИТРОПОЛИТ РОМАН ШЕПТИЦЬКИЙ

Главная - Украиноведение - МИТРОПОЛИТ РОМАН ШЕПТИЦЬКИЙ

17 января 1901 года, у преддверие Навечерия Богоявление, в начале нового года и нового столетия, в архикатедральному соборе Святого Юра в Льве состоялась торжественна интронизация - вступление на владичий престол - нового митрополита Галичского, архиепископа Львовского и епископа Каменца-Подольского. Им 35-стал годовой Роман Мария Александр граф на Шептицях Шептицький, который в монашестве принял имя Андрея. Свойственно, он был именован на галичского митрополита еще в конце 1900 г., но ув глазах церковной и народной общины становился владыкой и пастырем именно ныне, 17 января, да и для него самого этот день взвешивал очень много.

Галичская митрополия означала в то время Греко-Католическую Церковь, а собор Св. Юра - это, конечно, был и есть миниятюрний галичский Ватикан. Сам Галич, который дал название исторической земле и митрополии, давно оставил свою величественную княжескую историю в непамяти и имело чем отличался среди других городков коронного края, который же к имеющемуся в митрополитском титуле Каменцу-Подольскому, то он давно уже находился в русской займанщини и в начале XX ст. не имел среди своих жителей, кажется, ни одного живого греко-католика. (Однако, во время Второй Мировой войны православные священники и миряне Каменца обращались к митрополиту Шептицького по помощь - финансовую и сугубо церковную: книги, ризы, литургийная начинка и т.п., - ссылаясь на то, что он же является епископом их города, - и митрополит в помощи не отказал.)

Итак, начало года и начало века. Митрополит будет возглавлять Католическую Церковь 44 года, проведет ее сквозь все буры и потрясение первой половины XX возраста, когда Галиция пять раз будет менять государственные границы и цвета, ее будут вскрывать чужие армии, она переживет свое “переселение народов”, наконец она почти погибнет, исчезнет, как почти исчезнет в ней Католическая Церковь, - но светлый день 17 января 1901 года еще ничего этого не провещает, еще полно принадлежит XIX возрасту, молодому митрополиту и, казалось бы, бессмертному австрийскому цисареви. XIX века закончится в Галиции позднее: 3 сентября 1914 года в 11 часов 45 минут, когда Львов оккупируют русские войска

В начале XX век - чтобы провести аналогию к Pax Romana во времена Октавияна Авґуста - европейськи государства, и одноцельные, и клочку, лежат в миру, войны точатся где-то на обочинах и побережьях христианского мира, где-то на юге Африки, на Кубе или на Филиппинах. В центре Европи также властвует свой “австрийский мир”, благодаря которому, вопреки всем балканским конфликтам, поштивки из Сараева доходят к Львову за два дня

Восьмой (после восстановления митрополии в 1808 г.) галичский митрополит на разе есть для галичан загадкой. Их, привыкших к церковной геронтократий, поражает его молодость и высокая, величественная осанка. Поражает и его отвесная карьера: 1888 - вступление в василиян в Добромили, 1892 - священник и монах (иеромонах), 1896 - игумен Онуфрийвського монастыря в Льве, 1899 - станиславивський епископ, и вот теперь - галичский митрополит. Кто он? Троянский конь, разрушитель Церкви и народной жизни, польский пидисланець, “Конрад Валленрод”, как в 1908 г. обозвал его Кирилл Трильовський, своеобразный ли Deus ex machina, народный избавитель, шевченковский “апостол правды и науки”?

“Я з прадеда русин и полюбил нашу Церковь и наш святой обряд целым сердцем”, - написал он в первом пастырскому письме, когда стал станиславивськимепископом.

Так, в начале, пидо влиянием родственной традиции, он чувствует и называет себя лучше русином, чем украинцем. Конечно ж, в тогдашний австро-венгерской займанщини слова русин, русский были равнозначными словам украинец, украинский. Итак “русинство” митрополита Шептицького отнюдь не означало москвофильства, которое считало, что на всем пространстве от Перемишля до Владивостока, от Лемковщины до Ледовитого Океана живое единый неделимый “русский народ”. В митрополитовому словарю существовало лучше понятие “русский мир”, который населяют три большие схидньослов'янськи народы и который надо привести к унии з Римом

Ради этого приведения митрополит пускался в опасные виправи инкоґнито на территории Русской Империи. В 1908 г. одна из таких виправ (к Беларуси) имело не кончилась арестом: “Отрастив бороду, за пашпортом д-ра Олесницького он едет к Вильне, к Менська, к Слуцька, потом к Москве и Петербурґу. По дороге с Менська к Вильне обкрадено его, взяли и документы. Ґазета “Новое Время” грозилась тогда, что вторично митрополита уже не пожалеют, а “изловят и посадят” (А. Луцкевич, “Митрапалит Шептицки и беларуски движение”).

Немыслимым ув глазах схидних украинцев риском была отправленная митрополитом в Киеве в 1912 г. (времена антиукраинской реакции) панихида за Шевченко. Псевдоґотичний Николаевский костел, где один митрополит правил панихиду, окружила конная полиция, казалось, вот-вот дойдет к кровавой стычке, тем не менее, очевидно, по-настоящему духовная и величественная осанка Шептицького (и его по-настоящему христианская проповедь) смогла отвернуть такое лихое окончание богослужби.Постепенный переход Шептицького к определению себя как украинца видим лишь в 1912-1923 гг., весьма пидо влиянием освободительных соревнований 1917-1919 гг., а окончательно - уже за Польши