СЕМЕН ПОДЖИГАТЕЛЬ - славный казацкий сотник

Главная - Украиноведение - СЕМЕН ПОДЖИГАТЕЛЬ - славный казацкий сотник

Вероятно, что Семен Поджигатель родился где-то в 40-х годах XVII ст. в небольшом городке Борзни, что на Черниговщине, в мещанской семье среднего достатка. Во время освободительных соревнований украинского народа его отец Филипп записался казаком Нежинского полка. Есть сведения, которые еще 1692 года в Борзни проживала старенький иметь Поджигателя, а также брат Федор. Его родную сестру забрали в ясыря и уже в татарском плену она вынужденная была выйти замуж за турецкого мурзу. До этого времени остается не выясненным вопрос о том, которым же была настоящая фамилия Семена Филипповича, который получил прозвище «Поджигатель» пидчас пребывания на Запорожской Сечи (куда он перебрался 70-в конце х лет после смерти первой дружины). Историки дискутируют или в самом деле он походил из украинской православной семьи Гуркив, которая также проживала в Борзни. Открытым остается вопрос и о том, учился ли будущий казацкий полковник в Киево-Могилянской колеґий.

Как бы там не было, но после относительно спокойного козакування на Черниговщине (Семен, как и его отец, был внесен в реестр Нежинского полка) запорожская вольница полностью захватила Поджигателя. Здесь благодаря своей естественной мудрости, рассудительному характеру и военным способностям он выдвигается в первые ряды кошевой старшини. Осенью 1683 года С. Поджигатель уже возглавляет один из отрядов запорожцев, который помогал королю Яну III Собеському разгромить турецкие войска в пислявиденському походе польской армии к Венгрии. О значимости этой помощи говорил в одном из своих писем Ян III, называя С. Поджигателя «венским богатырем».

Возвращая из похода Поджигатель вместе со своими казаками решил не идти к Сечи, а остаться на Правобережной Украине, которая после долголетних войн превратилась в разрушенный край. Летом 1684 рокус. Поджигатель остановился возле Немирова, который был резиденцией правобережного украинского гетмана Андрея Могилы. Однако Поджигатель не желает выполнять приказы Могилы, больше того, он даже старается сместить его из должности. Это ему не удается и он возвращает на Запорожье. Но спустя некоторое время, осенью того же года, уже с большим количеством казаков, Поджигатель снова появляется на Правобережье. С этих пор начинается активная деятельность полковника, которая имела не только военный, но и державотворчий и колонизационный характер

Заходи украинского полковника, которые имели целью возрождения разрушенного края и защита его от турецко-татарских нападений поддерживались королевским правительством, которое выдало С.Поджигателю, а также полковникам Самийлу Ивановичу (Самусю), Андрею Абазину и Захарию Искре привилегии, которые узаконивали определенные военно-административные права казацкой старшини на территории Киевщины и Брацлавщини. Старинные «права и вольности»

Войска Запорожского подтверждались также постановлением вального сейма от 16 февраля 1685 года. Уже 25 августа того же года С.Поджигатель, находясь в Белой Церкви, выдал универсал, в котором извещал всех (и, особенно, купцов), кто проезжал территорией Белоцерковского полка о введении им пошлины в пользу казацкой администрации

Вскоре на Правобережье потянулись люди из Левобережной Украины, молдавских и белорусских земель. Если в 1690 году в Фастове, который был избранный Поджигателем для своей резиденции, было лишь несколько сотен дворов, то через три года их начислялось уже 3-близко х тысяч. На протяжении следующих лет шел постепенный процесс возрождения правобережных городков и сел, которые быстро заселялись, учитывая защиту правобережных казаков под руководством С.Поджигателя. Местная польская шляхта, которая также возвращала к «дидичних имениям» жаловалась, начиная с 1687 года на то, что казаки строят свою «удельную» государство и не учитывают польские законы

Еще в 1688 году С. Поджигатель впервые обращается к московскому правительству с просьбой объединить Правобережную и Левобережную Украину в едином гетманском государстве под превосходством царя. Однако, учитывая заключенный между Польшей и Москвой в 1686 году «вечный мир», его инициатива не была поддержана. 21 апреля 1690 года С.Поджигатель обратился с письмом к Ивану Мазепы, где сообщал левобережного гетмана об удачной битве с татарами под Белой Церковью, а также просил его оказать содействие в том, чтобы «через милость вашу в пресветлых монархив.., лишь бы принятый был». Получив отказ, учитывая нежелание царского Правительства поднимать московсько-польську соглашение, правобережный полковник решил уверить короля Яна III в своем подданстве

Благодаря таким мероприятиям правобережного полковника, взаимоотношения между ним и королевской властью, несмотря на периодические стычки с местной польской шляхтой, были довольно стабильными. В июне 1692 года к Фастову прибывшая делегация киевского стольника Кшиштофа Ласки, которому Поджигатель также сообщил о своей благосклонности к монарху Вещи Посполитой. Именно поэтому, после 1692 года польские военные части на Правобережной Украине действовали уже не так энергично. Хотя они и вытеснили палиевих козаков из Полесье, но планированное наступление на Фастов не состоялся.После помощи войскам И. Мазепы в отражении нападения ханского гетмана Петра Иваненко (злой 1693 года), а также общего с левобережными полками похода на Кизикермен, С.Поджигатель старался восстановить утраченные позиции, которые были вызваны увлечениям отделами региментаря Бальцера Вильги значительной территории фастивського полка. Одновременно он снова прибегает к дипломатическим мероприятиям. В письме к Яну III Собеського от 16 мая С. Поджигатель оправдывался, что без разрешения короля ходил в поход с левобережными полками, арґументуючи это существованием «общей и неразрывной монаршойлиґи» против турок. Он извещал об удачных действиях правобережных казаков, просил принять своего сотника Павла с татарским «языком» и обещал для подтверждения своей верности королю снова вступить в борьбу с турецко-татарскими войсками на подольских землях. «...Чтобы не был выпущен из ласки и ожоги монаршей с полком моим найпокирнише прошу», -писал Поджигатель в конце письма