Происхождение украинцев, россиян, белорусов и их языков

Главная - Украиноведение - Происхождение украинцев, россиян, белорусов и их языков

Киевская Русь - ранньоукрайнська державапротягом VII-VIII ст. в процессе дальнейшей экономической, культурной и языковой консолидации происходило перерастание отдельных этнически-политических сообществ (так называемых "союзов племен") в феодальные княжества, Таких феодальных княжеств было где-то 12-14. Вследствие их постепенного объединения на рубеже VIII-IX ст. возникшее могущественное государство Русь, которая в историографии XIX ст. достала название Киевская Русь. Сначала Киевская Русь состояла лишь из Киевской, Черниговской и Переяславськой земель, т.е. она не выходила за пределы протоукрайнськой етномовной территории. На этой же территории содержался и политический, экономический и культурный центр государства - Киев. На 60-те pp. IX ст. Киевская Русь также объединяла лишь украинские племена - полянинов, деревлян, южных дреговичей и черниговскую часть сиверян. В последней четверти IX ст. власть киевского князя распространилась на полочан и смоленских кривичей, а после того, как в 882 p. Киев захватил новгородский князь Олег, к Киевской Движении были присоединены и земли псковских кривичей и ильменских словенив. Преемник Олега князь Игорь подчинил уличив и тиверцев. На протяжении Х - начала XII ст. к Киевской Движении вошли все земли восточных славян и многих неславянских племен (финно-венгерские племена мурома, меря, весь, балтийская голядь, тюркские торки и берендеи и др.). Таким образом, уже на начало Х ст. Киевская Русь стала неустойчивой конфедерацией "племенных княжинь", демонстрируя, по словам М. Брайчевського, драматическое переплетение центростремительных и центробежных тенденций. Что это была за государство и какой народ имеет основания называть ее своей? Вопрос этнической принадлежности Киевской Движении давно вызывает отчаянные споры и стало не только научной, но и политической проблемой. Историки царской России твердили, что государство Русь основали россияне. Они якобы были древнейшим славянским этносом, а украинцы и белорусы, за этой логикой, ответвились от россиян позднее. Еще в "Синопсисе" И. Гизеля (вышел из печати 1674 г. в Киево-Печерской лавре и выдавался около 30 раз, последнее издание - 1836 г.), который вплоть до начала XIX ст. был в Русской империи основным учебником из истории, Киевскую Русь провозгласили первым этапом русской государственности. Первым русским государством считал Киевскую Русь и известный русский историк М. Карамзин (1776-1826), который в 12-томний "Истории государства Российского" (1816-1829 pp.) назвал княжеский Киев "матерью городов русских", понимая это как "русских". Концепцию М. Карамзина продолжил в середине XIX ст. русский историк и журналист по специальности акад. Г. Погодин (1800-1875). Он утверждал, что в давнем Киеве и на Киевщине во времена учреждения русской государственности и к монголо-татарскому нашествию 1240 г. жили россияне и их предки. После завоевания Киевщины монголо-татарами россияне якобы эмигрировали на Среднюю Оку и Верхнюю Волгу, а на опустошенную Киевщину пришли из Прикарпатье украинцы не раньше конца XV ст. Эту антинаучную концепцию аргументированно опроверг сразу же после ее появления украинский филолог, историк и фольклорист М. Максимович (1804-1873), а со временем - всемирно известный филолог А. Крымский (1871-1941). Ныне ее стараются реанимировать некоторые политические круги в России и отдельные шовинистические представители русского национального меньшинства в Украине. Но на фоне новейших достижений языковедения, археологии, антропологии, истории такие попытки воспринимаются как научное невежество или политическое шарлатанство. Во времена СССР великодержавную и откровенно шовинистическую гипотезу М. Погодина советские идеологи кое-что смягчили, выгадав концепцию отдельного древнерусского этноса - древнерусской народностей, которая якобы стала этническим основанием россиян, украинцев и белорусов, о чем детальнее будет идти дальше. В противоположность этому, еще из конца XVIII ст., начиная от неизвестного автора "Истории русив", патриотически настроенные украинские ученые считали и считают, что государство Русь образовали украинцы, а Киев извечное был украинским городом. Кто же имеет рацию? Чтобы найти правильный ответ на этот вопрос, следует отказаться от эмоций, конструирование заполити-зованих идеологических схем и опираться исключительно на исторические факты. Историческая закономерность образования политических объединений - государств (и национальных, границы которых в основном совпадают с границами соответствующих этнических территорий, и империй, к которым входят разные народы) заключается в том, что начинает их один конкретный этнос, которому и принадлежит это государство, несмотря на возможные расширения ее территории в будущему за счет земель других этносов. Так было не только с национальными государствами (Францией, Германией, Чехией и др.), но и с мировыми империями {например. Византийской, Османской, Русской, где державотворчими этносами были соответственно греки, турки, россияне). Относительно этнической принадлежности дал ньой Движении внимание непредубежденного исследователя должны предрасположить прежде всего то, что это государство сначала охватывало лишь земле на Среднем Приднепровье, т.е. она не выходила за пределы территории, на которой жилы протоукрайнци. Более поздний украинская культура (времен Козаччини, Гетманщины и современных украинцев) сформировалась на культурных традициях южно-русских (т.е. протоукрайнських) летописных племен (полянинов, деревлян, волинян, сиверян, уличив, тиверцев, белых хорватов) и Киевской Движении. Например, традиционная одежда украинских крестьянок - длинная вышитая или мережана рубашка, спеециального кроя плахта, наметка (у девушек -- венцов), лапти - ведет начало еще виид одежды племенных об единений VIII an., сохранялось в быту сельского населения Киевской Движении и следующих эпох и почти в неизменном виде дошло вплоть до XX ст.(Николаева Т., Щербий Е. Народная одежда // Культура и быт населения Украины. - К., 1991. - С. 59, 99.). Так же мужская одежда Х ст. было уже такое, как и у украинцев позднего средневековья. Русины носили белые рубашки, кожухи, свиты, епанчи. Внешний вид киевского князя Святослава Игоревича (942-972), описанный византийским писателем второй половины Х ст. Левом Дьяконом (белая рубашка, бритая борода, длинные усы, селедка, сережка в усе), почти не отличается от более поздний запорожского казака. Да и самое казачество как общественный слой защитников своей отчизны начало формироваться еще в Киевской Движении: это и богатырские заставы на границе со вражеской Степью, и конкретные богатыри из былинок киевского цикла, и вооруженные дружины киевских князив, и свободные ватаги воинов (бродники и берладники), которые, кроме войны со степняками, торговали, имели охотничьи и рыбные промыслы в заплавах Днепра и его притоков. Исследователи считают таких воинов пращурами казаков (Железняк Л. От склавинив до украинской наций. - С. 133-134.). Ведь казачество продовжилоо военные традиции киевских князив, в которых уже были культ меча, коня и сабли, малиновые знамена, оказания почестей верховных покровителей - святого Юрия, Святой Покровы и т.п.. Даже украинские кобзари позднего средневековья имели своих предшественников в Киевской Движении - таких, как вещий певец Боян и ему подобных. Казацкие думы за структурой, формой и содержанием очень похожие с киевскими богатырскими былинками и дружинным эпосом, от которого до нас дошло лишь "Слово об Игорев поход". В нем очень много поэзии, присущей украинскому фольклору. "Слово об Игорев поход" есть сугубо украинским не тильки из-за того, что оно было создано на украинской территории, и события, обрисованные в нем, происходят на родине украинцев далеко от русских земель, но и за його духом, художественно-образной системой, лингвостилистическими средствами, мировосприятием и способом мышление його автора. Этот поэтический шедевр нельзя, вслед за русскими исследователями, провозглашать древнейшим произведением русской литературы еще и потому, что во время неудачного похода на половцев 1185 p. южных русинов (т.е. украинцев) во главе с новгород-северским князем Игорем Свято-славичем русская Суздальщина была ближайшим союзником половцев в борьбе с Киевом. Итак, суз-дальци по сути оказались во вражеском лагере и не могли не только воспевать военный антиполовецкий поход, но даже и взять в нем участие (Железняк Л. От склавинив до украинской наций. - С. 124.). Анализируя "Слово об Игорев поход", известный русский критик XIX ст. В. Белинский отмечал, что оно "носит на себе отражение поэтического и человеческого духа Южной Движении, которое еще не знало варварского ярма татарщины и был чужой грубости и дикости Северной Движении... Есть что-то теплое, благородное и человеческое во взаимных отношениях действующих лиц этой поэмы. Все это, повторяем, откликается Южной Русью, где и ныне еще так много человеческого и благородного в родственном быту, где отношения статей основываются на любви, а женщины пользуются правами своего пола. Все это противоположное Северной Движении, где родственные етосунки грубые, женщина - домашняя скотина, а любовь совсем посторонняя справа при браках; сравните быт малоросийських мужиков с бытом русских мужикив, мещан, купцов, а частично и других состояний, и вы убедитесь в справедливости нашего вывода о южном происхождении "Слова об Игорев поход"... Нельзя не заметить чего-то общего между "Словом об Игорев поход" и казацкими малоросийськими песнями" (Белинский В. Г. Сочинения / Изд. Ф. Павленкова. - Т. 2. - Спб, 1902. - С. 359. Див. также: Белинский В. Г. Поолное собрание сочинений. - Т. 5. - Г., 1954. - С. 332-333, 348-349.). Таким образом, материальная и духовная культуры более поздний Украины выросли непосредственно из культуры праукрайнських союзов племен и Киевской Движении. Украинская людность XVI-XVIII ст. сознавала себя прямым потомком Киевской Движении. Эту непосредственность исторического сознания не прервали ни монголо-татар-ська нашествие, ни безгосударственность украинского этноса в XIV-XVI ст. С другой стороны, материальная культура (керамика, жилстроительство, традиционная одежда, украшения и т.п.) прабилорусив и праросиян XI-XIII ст. значительно отличалась от культуры праукрайнцив. Это объясняется тем, что прабилоруси и праросияни формировались далеко от Среднего Приднепровья - политической и культурной ячейки Русси и испытали влияние культур местных балтских и финно-венгерских культурных традиций. Например, россияне позаимствовали из финской традиционной культуры популярные и по сей день пельмени, лапти ("лапти"), мужскую рубашку-косоворотку, женский кокошник, русскую "купол", мат-рьошку, сказки о медведе (священное животных финнов) - "косолапого Мишку", которые отбивают давний культ медведя у россиян (образ "Русского Медведя" - народного этнического символа России, в отличие от более поздний имперского двуглавого орла, заимствованного после падения Константинополя в 1453 р. и бракосочетание московского князя Ивана III с племянницей последнего греческого императора Софией Палеолог, благодаря которой византийский двуглавый орел стал государственным гербом Московщини). Кроме этого, влиянием финского субстрата исследователи объясняют также немало специфических особенностей русского языка, таких как: наличие аканья и редукции громких в устной речи, парные слова типа стежки-дорожки, руки-ноги, жив-здоров, такой-сякой, нежданно-негаданно, есть-пить и др., языковой поворот в меня есть (вместо более характерного для славянских языков поворота я имею), фра зеологични выражения жил-был, житье-бытье, жить-поживать, как можется?, как живете?, заимствованные из финских языков лексемы ковылять, колет.ь (околеть), Москва и др. Конечно, нельзя возразить того факта, что культура Киевской Движении стала важной подпочвам материальной и духовной культур русского и белорусского народов. Однако если украинцы были прямыми потомками людности Киева, Галича, Чернигова, Переяслава и других протоукрайнських территорий, то русские и белорусские этнические особенности были продуктом их саморазвития в условиях собственных этнических территорий далеко за пределами первоначальной Движении (Железняк Л. От склавинив до украинской наций. - С. 129, 138, 144, 146). Все приведенные факты (а их можно найти значительно больше) дают основания считать, что Киевская Русь возникшая как раннее украинское государство. Лишь значительно позднее она стала огромной и типичной средневековой империей от Сяну до Волги, но йи державотворчим и консолидирующим, этносом были южные русины, т.е. праукрайнци. В условиях общего государства, вполне естественно, происходили заметное разрушение племенной замкнутости, сближение и консолидация разных племен и народов. Тем не менее степень этой консолидации и ее следствия и до сих пор вызывают оживленные дискуссии.Древнерусская народности: историческая реальность