Проблема реконструкции научного знания

Главная - Науковедение - Проблема реконструкции научного знания

За свидчення Ж.Дерриди "деконструкция началась с деконструкции логоцентризму, деконструкции фоноцентризму, зи попытки изъять с досвиду мысли господства лингвистичного моделирование" [13.-с.154]. В своих разъяснениях росийському колези из Москвы В.Подорози, Ж.Деррида отмечает "Обычно деконструкцию изображают как то, что возражает можливисть иснування кое-чего зовнишнього по видношенню к языку, как засиб включение всего в язык... Это довольно глубокое и, я считаю, идеологично и политично мотивированное нерозуминня - подавать деконструкцию прямой протилежнистю поэтому, чем она в дийсности есть"[13.-с.153-154]. Итак, деконструкция, по сути дела, представляет собой вариант рефлексии и реконструкции через редукцию к началам досвиду мысли где отсутствующее "господство лингвистичного моделирование".

Понятие "реконструктивная рефлексия" было развернуто Нельсоном Гудменом и обоснованное Хилари Патнемом, с помощью которого Н.Гудмен предлагает рассматривать "конфликтуючи" нормы, стандарты и суждение, которые лежат в пидвалинах тиеи или иншои системы научных знаний. На видмину вид "рациональнои реконструкции"(и.Лакатос) "реконструктивная рефлексия не теряет своей цинности в наслидок выявление факта, который мрия об универсальну и единую реконструкцию [рациональну реконструкцию - курсив авт.] нашего свиту есть утопия" [2.-с.490]. Будь которая реконструкция фрагментарная. и кажется, что деструкция единый вариант реконструкции, которая с самого начала признавала фрагментарнисть собственной реконструкции. Однако, деконструкция не срабатывает, когда "наши" фрагментарни реконструкции, а также реконструкции, что противостоят "нашим", разрешают достигать "легкого взаимного регулирование" (Гудмен) норм и стандартив, умозрительных основоположений, которое представляет продуктивный источник их змини.

Итак, благодаря реконструктивний рефлексии фрагментарное реконс-труювання становится способным к обратной связи, к рационального самокорректирование норм и стандартив: засновани на упроченных нормах и стандартах реконструкции разрешают видкривати факты, яки приводят к змини представлений, которые составляли источник этих норм и стандартив [положительное определение реконструктивной рефлексии]. Таким образом, наявни нормы и стандарты научного пизнання (и любого иншого) составляя историчний достижение становятся непересичною (т.е. абсолютной, а не релятивной) условием новых, лучших, бильш эффективных норм и стандартив. Ярким примером служит видкриття аномальных явлений, яки стали источником следующих за классической физикою и.Ньютона теорий - видносности и квантовой механики, с видповидними методологиями, стандартами и нормами

Читатель знакомый с основами философии Гегеля и марксизма сразу помитить споридненисть реконструктивной рефлексии зи знаменитой "диалектичною спираллю" развития через возвращение к предварительно пройденным етапив (основное положение диалектичного метода).

Тем не менее, эта схожисть не является тождественной. На видмину вид принципив диалектики Гегеля и Маркса, как учение о развитии Универсуму, принцип реконструктивной рефлексии, будучи споридненим с диалектичним методом, не отождествляет дискурсивную процедуру построения миркування со свойствами бытия за пределами цихмиркувань.

Зазначени диалектични философии являются типичными образцами учения, которое тяжиють к описив Универсуму через выявление единой первопричины усих процесив подий. Однако, видрефлексовани убеждение о наявнисть единой субстанции требуют доведения, что она (субстанция) уже видома, уже визначени и описани уси ее истотни властивости. За инших представлений невозможно вести разговор о единой субстанцию взагали [Детально см.:14.-с.119-127].Молчаливое (невидрефлексоване) принятие положения, которое уже визна-чени и описани властивости субстанции, требует, чтобы иснуюче в прошлому, современному или будущему толковали как "продукт" (самодвижения, саморазвития, самореализации) одниеи единой субстанции (например: природа, дух, материя). При этом редукция состоит в том, чтобы бытие истолковать как модификацию, трансформацию и метаморфозы избранной теоретиком субстанции, ее "першоначала". А реализация данного принципа видбуваеться через процедуру редуктивного пидведення явлений пид заведомо означени всезагальни властивости першоначала. Итак, в вигляди последнего, мы имеем философию отождествление субстанции и формиснування.

Но такое отождествление не ориентуе на приумножение уже приобретенного знания об иснуюче. Фактически, пересказ , который предлагает нам такая философия "видмовляеться" вид доведение, поскольку в нем оно невозможное, так как "все есть одно и то самое" (или дух - или материя). Звидси рождается антирефлексивное желание искать "тысяча + еще одну" демонстрацию диалектики Природы. Видповидно не иснуе проблемы выяснения взаимосвязи ризних форм иснування, так как ризноманисть это лишь "позирнисть".

Научный рационализм, на видмину вид указанного типа философс-твування, признает за возможное начало научных миркувань тильки определение основоположных характеристик самого себя, своей мысли как пидстави для следующих мыслей, а не иснуючого вне мысленным взором. Дийснисть для науки всегда есть то невидоме, что потрибно пизнати. инакше наука теряет смысл своего иснування. Для научного свигляду обязательно должно буди что-то невидоме.