Философия науки как объект дослидження

Главная - Науковедение - Философия науки как объект дослидження

Определяя мисце методологии фальсификационизму в общему процеси научного прогресса можно обосновать тезис, что эта методо-логия есть форма создания развитой научной теории.

исторично, фальсификационизм возникает как попытка виришити проблему определения "лучшей" теории среди иснуючои множества кон-венционально сформулированных. Оскильки множество таких теорий, згидно с принципом рекурентности, может опираться на один и тот самый "ряд" емпиричних фактив, епистемологично уси теории ривнозначни. Поэтому К.Поппер, признавая себя послидовником некоторых идей Пуанкаре, предложил процедуру видкидання теорий с помощью их система-тичного опровержение. Как оказалось, идея опровержение теории фаль-сификациею стала основоположениям новой методологии, что определяет условия "роста научного знания", а не его систематизаторськои об-робки.

Попперивська дедуктивная модель научной критики мистить тильки емпирично фальсификовани просторово-часови универсальни суждение (теории), вихидни условия и их наслидки. Орудием критики есть modus ponendo tollens: розризнюючий - категоричный вывод, который возникает когда имеющаяся первая посылка в вигляди демаркуючого суждение и вторая - положительно определяет один из членив демаркуючого суждение, чем за^-перечувствует второй ("А или В, или С"). Для Поппера аксиоматически обоснованные высказывания "математическая теория", "философська теория", "теория логики" есть принципиально ненаучными (метафизични), так как представляют собой образец универсального суждение типа ad hoc, что не фальсификуеться. Последнее важно помнить оскильки имеет распространение точка зрения, которая видносить его всесвитньо видомого ученика математика и.Лакатоса к представникив фальсификационизму. Однако, Лакатос постийно стремится выйти за межи просторово-часовихтеорий.

Фальсификационизм в своему первичному варианти принимает индук-тивистське положение - о доведенисть суждений фактами и о недо-веденисть теорий. Поэтому в первому "конвенционалистському" варианти фальсификационизм требовал некоторого (позаметодологичного) "индуктив-ного принципа" для того, чтобы предоставить епистемологичнои весы его ришенням слид принимать ти или инши "базисни" утверждение как видповидни фактам. Со временем, писля развертывание критики историциського мифу о спрямованисть и телеологичнисть историчних подий де-терминованих общими законами, которые определяют финальний залог, фальсификация принимается как единый демаркатор.

Завершенный фальсификационизм видмовляеться вид анализу видно-шення "факт-теория" считая за главный предмет своего дослидження анти-индуктивне видношення "теория-факт", что фиксуеться понятием "гипотетико-дедуктивна теория" [Див.:35. -с.26-30].

Взирцями фальсификованих теорий считаются теории Ньютона, Максвелла, "происхождение видив" Дарвина, формулы Релея-Джинса и Вина, физика Ейнштейна, их улюблени примеры виришальних експери-ментив - это эксперимент Майкельсона-Морли, эксперимент Еддингтона, связанный из затемнением Солнца, и эксперименты Люмера и Принго-гейма.Дж.Агасси [Див.:25.-с.136-154] попробовал превратить фаль-сификационизм в завершенную непротиворечивую систему. В частности, вин довив, что за каждым серьезным экспериментальным видкриттям стоит теория, котрий это видкриття противоречит; что значение фактуального видкриття необхидно вимирювати значением тиеи теории, которую оно опровергает. Агасси соглашается с тиею оцинкою "виришального екс-перименту", которую научное спивтовариство дает таким фактуальним видкриттям, как видкриття Гальвани, Ерстеда, Пристли, Рентгена и Герца; однако вин возражает "миф" о том, что это были випадкови видкриття (как часто говорят о четырех первый) или видкриття, что подтверждают ти или инши теории (как сначала думал Герц о своем видкриття). Агасси пришел к заключению: вси пять експериментив были успишними опровержениями (фальсификациями) - в некоторых случаях навить задуманными как опровержение - теорий, котри научный работник стремился проявить и котри в бильшости випадкив дийсно вин вважаввиявленими.

интерналиську историю в розуминни попперианцив легко дополнить екстерналиськими теориями зовнишньои истории. Так, Поппер считал, что (с положительной стороны) /1/ головни зовнишни стимулы создания научных теорий выходят с ненаучной "метафизики" и навить с мифив (пизнише это было прекрасно проилюстровано Койре), и что (с отрицательной стороны) /2/ факты не представляют собой таки зовнишни стимулы: фактуальни видкриття принадлежат к ряду когнитивних актив, они возникают как опровержение некоторой научной теории, и становятся помитними лишь в том случае, когда вступают в конфликт с некоторыми попередними очикуваннями ученых. Обидви ци тезисы представляют собой нарижни камени епистемологии фальсификационизму. Пизнише П.Фейерабенд развил другу тезис, а именно - "быстрое збильшення теорий может зовнишним чином стимулировать внутришний процесс фальсификаций" [26.-с.6.]. Итак, теории, яки дополняют фальсификационизм, не повинни ограничиваться рассмотрением исключительно интелектуальних процесив, что пизнише стало основанием иншои методологии - историзму.

Агасси пидкреслював, что фальсификационизм не в менший мири, аниж индуктивизм, совмещается с вульгарно-марксистским взглядом о влиянии зовнишних факторив на научный прогрес. тдина видминнисть в этом видношенни миж индуктивизмом и фальсификационизмом заключается в том, что для первого "зовнишня" екстерналиська история должна объяснить видкриття фактив, тоди как для второго она должна объяснить винахид теорий.