Система знания как объект емпиричного анализу

Главная - Науковедение - Система знания как объект емпиричного анализу

В результати Карнап оказался несостоятельным виришити поставленную им же самым задачу достижения средствами формальных миркувань "интерсубективности" пизнання, т.е. объективной значущости знание для ризних субектив. Об этом свидчить детальная критика Карнапа Вайнбергом.

Эта критика, как и критични замечание ряда английських философив, проявили цилу ряд недоликив в системи поглядив, оснований на принципи верификации. фх можно выразить в слидуючих положениях: (1) Принцип верификации, пидданий верификации, не может быть сведенный ни к тавтологии, ни к досвидного предложение. Итак, вин сам представляет собой "метафизичне предложение", что пидлягае устранению; (2) Загальни положение, наподобие зафиксованих природоведением законив природы, не могут быть верификовани скинченною килькистю актив досвиду. Итак, не могут быть сформульовани условия их окончательной истинности; (3) Далеко не вси одинични предложения допускают досвидну перевирку. Так, если смысл предложения - это способ его перевирки, то из класса осмысленных предложений слид исключить предложение о прошлом и будущем, предложение, которые не допускают перевирки на сьогоднишний время (для примера - "или есть жизни на Марси?", и т.п.); (4) И вдобавок предложение, пиддане верификации, не может быть принятое в якости "базис-ного предложение" научного знания, оскильки акт досвиду имеет смысл тильки в самый момент перевирки, и перевирене (верификоване) предложение видразу же оказывается таким, что пидлягае новий перевирци.Выяснение того, что принцип верификации не сводится ни к тавтологии, ни к факту досвиту, заставило виденцив кое-что пересмотреть его. Шлик виришив объявить принцип верификации "труизмом" - загальновидомим положением, которое привлекает наше внимание к уже видомои и перевиренои ситуации. Правда, в неопозитивистський класификации научных предложений не передбачени "самоочевидни истини", "абсолютни предпосылки". "Само собой зрозумило, - утверждает Шлик в статти "Позитивизм и реализм", - что слово перевирюванисть должно розумитись лишь принципиально, оскильки смысл предложения, конечно, зависит не вид того, содействуют или мешают обстоятельства, в которых мы оказываемся в данное время, фактичний верификации. Высказывание "на том боци Мисяця есть горы высотой в 3000 метрив" без сумниву является осмисле-ним, хотя у нас нет техничних засобив для его верификации. и оно остается таким самым осмысленным, если мы навить взнаемо с каких-то научных миркувань, что человек николи не достигнет оборотной стороны Мисяця. Верификация остается всегда умственной, мы спроможни всегда указать, яки дани мы повинни пережить, чтобы достичь ришення; она логично возможная, и всегда может быть поставлен вопрос о ее фактической виконуванисть"[18. -с.37].

Увивши такую постановку вопроса, Шлик фактически предлагает считать за змистовне научное положение мысль, которая предусматривает самую можливисть емпиричнои перевирки, что очень похоже на идею фальсификации развернутую К.Поппером как возражение господства индуктивистськои методологии, что основывалась на принципи верификации.

Так же, принцип верификации не может дать видповиди на вопрос об истиннисть или хибнисть общего научного положения; акт чувствительной верификации касается лишь частного случая, тоди как всеобщее высказывание предусматривает нескинченний ряд подий. Не может быть актуально верификоване и предложение, которые говорит о фактах прошлого, да и взагали всякое предложение, которое фиксуе подию (факт), через миг оказывается предложением о прошлом, не допускаючим верификации. Предложение, фиксуюче факт верификации, в свою очередь нуждается в верификации, что порождает регресс в нескинченнисть и т.д. Поэтому индуктивизм опираясь на, одну из своих версий, прагматизм возглашает, что "законы природы не имеют характера предложений, котри или истинни, или хибни, они есть инструкции, как потрибно формулировать таки предложение". Законы природы не являются общими выводами, оскильки они не могут быть верификованими в каждом случае; они быстрее есть вказивками, правилами повединки для дослидника, который ищет путь в свити и перебачае деяки факты. Нельзя забывать, что наблюдение и эксперименты суть дияльности, при допомози которых мы вступаем в безпосередний контакт с природой. Видношення миж природой и нами находят свое выражение в предложениях, которые имеют грамматическую форму утверждений, но дийсний смысл которых заключается в том, что они есть вказивками возможной дии. Обгрунтуванням таких идей Шлик вводит еще одну категорию "метафизичних" высказываний "вказивки", что, безусловно, не является виришенням проблемы, оскильки приводит к выводу, который взагали не иснуе абсолютно верификованих научных предложений. Они утворени с двух составляющих: верификованои и неверификованои.

Для виришення этого вопроса виденци избрали путь перенесения проблемы в лингвистичну, языковую сферу путем уточнения понятия "базиса" науки. Таким было предложено считать не сам "досвид", а "предложение наблюдения", т.е. предложение, которые обозначают безпосередни дани в момент наблюдения и фиксации их в реченни - "протокольни высказывание".

Первый шаг в данном направлении сделал уже Карнап, который признавал, что верификация, по сути, означает, врешти, сдач, сведение (редукцию) слова к "предложениям наблюдения", или "протокольных предложений". Тем самым, вин фактически проявил вопрос, каким образом факт включается в систему знания?

Згидно с его пропозициею наука начинает рассматриваться как система предложений, которая выдвигается пид керивництвом досвиду. Тем не менее, теперь емпирична перевирка направляется не на отдельное предложение, а на систему предложений, или на часть системы. Тоди перевирка здийснюеться пид керивництвом "протокольных предложений", яки емпиричним формальным чином спивставляють с иншими предложениями. Однако это не виришуе проблемы доведения истинности самых протокольных предложений, яки научный работник фактически принимает на виру. Т.е., с вири можно начинать досвид емпиричного дослидження, но аж нияк не теоретического.Тем не менее, сам Карнап так и не змиг предложить ничого, окрим кое-что уточненной загальновидомои концепции "двух языков": протокольни предложение вне языка системы, которая фиксують сигналы и их комбинации, и язык дополнения правилами перевода на язык системы, где нельзя установить, имеем ли мы дело с насправди элементарным фактом. Анализуючи приведенное можно увидеть, что это построение представляет собой один из первых пидходив к формулированию семантического критерию истини.