Багатоманитнисть теоретических обективаций историзму в научных исследованиях

Главная - Науковедение - Багатоманитнисть теоретических обективаций историзму в научных исследованиях

Но и абсолютистская, и релятивистська точки зрения, оказывается, грунтуються на спильному для них ошибочному припущенни, згидно которого "рациональнисть" должны быть атрибутом какой-то определенной логичнои или языковой "системы"; они видризняються лишь тем, что помищують вихидний пункт рациональности, в одном случае, - в идеализовану абстрактную систему, а во второму - в какую-нибудь дийсно иснуючу, но довильно избранную систему речи

Поэтому Тулмин считает, что начинать потрибно "с усвидомлення того, что рациональнисть - это атрибут не логичнои или концептуальной системы как такой, а атрибут человеческих дий или инициатив, в которых временно пересекаются окреми наборы понятий, особенно - тех проце-дур, благодаря которым понятие, суждение и формальни системы, широко розповсюджени в инициативах, критикуются и зминюються" [12. -с.68].

Тем не менее, когда субъект дослидження обращается к изучению процесив концептуальных змин, вихидна дилемма снова возникает на историчному ривни: оказывается, что теперь "мы змушени выбирать миж униформистським объяснением, которое припускает универсальну релевантнисть единого набора рациональних методив, и революцийним объяснением, которое относится к концептуальным змин как к послидовности радикальных переключений рационально неспиврозмирних точек зрения" [12. -с.71].

Но и циеи второй дилеммы также можно избегнуть, считает Тулмин, если усвидомити еще дви дополнительных видминности:

(1) видминнисть миж теоретическими понятиями и принципами данной дисциплини, яки могут, а возможно - и миняються стрибкоподибно, и дисциплинарними понятиями, из которых в данное время составляется данная дисциплина и яки миняються бильш постепенно;

(2) видминнисть миж специфичними теориями какой-нибудь дисциплини, каждая из которых имеет свою собственную отдельную сим"ю или систему понятий, и интелектуальним змистом всего предмета, которое мистить в соби минливу "популяцию" понятий и таки сим"и понятий, котри взагали логично не зависят одна вид одной

На мысль С.Тулмина, розуминня в науци, как правило, определяется видповиднистю ее утверждений признанным и принятым в научному спивтоваристви стандартам или "матрицам". То, что не вкладывается в "матрицу" розуминня, считается аномалиею, устранение которой ("улучшение розуминня") выступает в роли стимула еволюции науки

Рациональнисть научного знания определяется его видповиднистю имеющимся стандартам розуминня. Останни зминюються в плини еволюции научных теорий, которая возникает как беспрерывный видбир концептуальных новинок. Сами теории можно рассматривать не как логични системы высказываний, а как специфични "популяции" понятий. Эта биологична аналогия видиграе истотну роль в еволюцийний епистемологии взагали и в Тулмина в частности.Развитие науки изображает Тулмином также подибно к биологичнои еволюции. Наукови теории и традиции, считает вин, видчувають влияние процесив консервативного сохранения (выживание) и иноваций (мутаций). "Мутации" сдерживаются факторами критики и самокритики ("естественный" и "искусственный" видбир), поэтому помитни змини наступают лишь при определенных условиях, когда интелектуальне "среда" разрешает выжить тем популяциям, котри в найбильший мири адаптировались к нему. Найважливиши змини повязани из заминою самых "мат-риць" розуминня или найбильш фундаментальных теоретичнихстандартив.

Наука, с точки зрения Тулмина, есть принципиально двойственной: это сукупнисть интелектуальних дисциплин и професийний институт. Поэтому механизм еволюции концептуальных популяций состоит в их взаемодии с внутришньонауковими (интелектуальними) и позанауковими (социальними, економичними и т.п.) факторами, которые не вкладываются в лингвистично-логициську схему

Понятия могут "выживать" благодаря значности своего взноса в улучшение розуминня, своим влиянием на свидомисть. Тем не менее, это может видбуватись и пид влиянием инших дий: например, идеологичнои пидтримки или економичних приоритетив, социально-политичнои роли лидерив научных шкил или их авторитета в научному спивтоваристви.

Внутришня (что может быть рационально реконструированной) и зовнишня (зависимая вид позанаукових чинникив) истории науки являются взаимодополняющими сторонами одного и того же еволюцийного процесса

Но Тулмин все же таки пидкреслюе виришальну роль рациональних факторив. "Носием" научной рациональности есть представители "научной елити", вид которых преимущественно зависит успишнисть "искусственного" видбору и вывод новых продуктивных понятийных "популяций". Именно они образовывают, что именують сьогодни "научным дискурсом".