Конструирование базовых значений и смислив через новую класификацию в научных исследованиях

Главная - Науковедение - Конструирование базовых значений и смислив через новую класификацию в научных исследованиях

Если, за Пуанкаре, ученый не может довильно создать того видношення миж фактами, которое выражается в форми суждение о законе природы, то что же вин имеет на увази, когда говорит о вильну творчисть человеческого ума в процеси пизнання? Во-первых, залежнисть выбора и видилення тиеи группы фактив, на основи изучение звязкив миж которыми формулируется закон природы, вид творческой проникливости ученого. Во-вторых, здатнисть ученого найти или создать математический аппарат, необхидний для научного выражения какой-нибудь естественной закономирности. В-третьих, спроможнисть выдвинуть обобщение, которое является результатом сложных логичних операций, а не простого наблюдения фактив. Таким образом, речь идет о выявлении черт, которые характеризуют дийсну активнисть мышление ученого в процеси пизнання.Особое значение в виришенни проблемы конструирования базовых значений и смислив через новую класификацию имеют дослидження польского логика Казимежа Айдукевича. Его "радикальный конвенционализм" есть в однаковий мири споридненим и с кон-венционализмом, и с неопозитивизмом - свои истоки вин берет в них обидвох. Соглашаясь, что наше знание спираетьмя на конвенцию и е сугубо условным согласованием, вин усматривает суть циеи конвенции в вибори определенного языка и связанного с ней понятийного аппарата "картины свиту".

Пидкреслення значение языкового анализу для философии объединяет "радикальный конвенционализм" с неопозитивизмом Виденського Круга, который зовсим не удивительно - ведь Айдукевич принадлежал к Львивсько-Варшавськои школе философив, которая во многом пидтримувала взгляды виденцив. и для индуктивистив, и для методологичних кон-венционалистив имеющаяся спильна проблема. Если язык есть виришальним фактором в процеси мышление, то вибир языка имеет виришальне значение для изображения свиту. Тоди конвенция означает, в сущности говоря, лишь вибир языка. Но для индуктивистив проблема такого выбора за пределами их методологии; епистемологична проблема

Именно относительно виришення проблемы мисця конвенции развивает свои мысли Айдукевич. Вин кое-что видозминюе ее таким образом: концепция "логичного синтаксиса языка", что отстаивала в определенный период творчости Карнапом, есть ограниченной, а потому слид перейти вид анализу синтаксиса виразив к анализу значений виразив - т.е. к семантике. Заметим, что таким самым пизнише был пидхид и самого Карнапа.

Айдукевич стремится не разрывать синтаксис и семантику, а вместе с тем с логичним синтаксисом ввести к анализу языка и семантику. Тоди философия становится для него расширенным "анализом языка", а наука функциею мовнихконвенций.

Основное положение "обычного" конвенционализму, на мысль Айдукевича, звучит так: "...иснують проблемы, яки досвид несостоятельный виришити, пока не будет введенная довильно принятая конвенция, которая тильки и в змози в поеднанни с данными досвиду виришити проблему. Суждения, которые здийснюють это виришення проблемы, таким образом, не навязуються нам исключительно досвидом; их признание зависит частично вид воли, поскильки мы можем довильно зминити конвенцию, которая оказывает содействие виришенню проблемы, а тем самым мы придем к инших суждений"[5.-str.6].

Своя задача Айдукевич усматривает в узагальненни и радикализации этого положения слидуючим чином: "...мы хотим выдвинуть и обгрунтувати утверждение, которые не только деяки, но вси суждение, яки мы определяем и яки составляют все наше изображение свиту, не является еще однозначно определенными через дани досвиду, а зависят вид выбора понятийной аппаратур, при допомози которой мы видображаемо дани досвиду. Эту понятийную аппаратуры мы можем, однако, выбрать такой или иншою, благодаря чему зминюеться и все наше изображение свиту. Это означает, что пока кто-нибудь пользуется определенной понятийной аппаратурами, к тем пир дани досвиду приводят его к признанию определенных суждений. Ци дани досвиду не заставляют, однако, его абсолютным чином к признанию этих суждений, ведь субъект может обратиться к иншои понятийной аппаратур, на основи которой ци же сами дани досвиду не заставляют уже его признать ци суждение, так как в новий поняттевий апаратури мы уже не находим бильше этих суждений" [5.-str.8].

Анализуючи наведени самоопределение не тяжело помитити, что Айдукевич видразу же читко видризняе себя вид предыдущего конвенционализму. Если останний обращался за помощью к довильно заключенных соглашений как засобив пизнання лишь в некоторых случаях, то "радикальный конвенционализм" есть радикализованим в том видношенни, что вин видит в них потребность при любому судженни. Поэтому все зображння свиту зависит вид условного выбора определенной понятийной аппаратур, а оскильки этот вибир есть конвенциональний, то полученное нами изображение свиту есть цилком довильним творинням ума [Див.:6].

Для точного розуминня намирив "радикализации" в Айдукевича необхидно рассмотреть ту терминологию, которую вин использует. Это облегчается тиею обстоятельством, что изложение "радикального конвенционализму" сам Айдукевич сделал в праци "Образ свиту и понятийная аппаратуры", а терминологичний анализ - в книзи "Научная перспектива свиту".

Полемизуючи с Карнапом, Айдукевич выдвигает тезис, который для однозначного определения языка необхидно не тильки прояснение запаса слив данного языка и правил ее синтаксиса, но и вказивка на спосиб, при допомози которого мы в даний мови предоставляем словам и выражениям того или иншого смысла. Правила приписывания словам и выражениям значений Айдукевич называет правилами смысла. По его мнению, иснують три вида таких правил: