ДОВЖЕНКО Александр Петрович

Главная - Культура - ДОВЖЕНКО Александр Петрович

ДОВЖЕНКО Александр Петрович

(11.09.1894 г. - 25.11.1956 г. ),

режиссер, сценарист, автор рассказов и повестей.

Родился в селе Сосници Черниговской губернии на Украине. Закончил Глуховский учительский институт (1914). Учился в Киевском университете и Коммерческом институте в Киеве. Излагал физику, природоведение и гимнастику в гимназии (1914-1917). В 1920-1921 принимал участие в создании Киевского отдела народного образования, в 1921-1923 - на дипломатической службе в Польши и Германии. Учил живописи в Мюнхене и в Берлинском художественном училище. В 1923-1926 - художник-иллюстратор газеты «Висты ВУЦВК» в Харькове. С 1926 - режиссер-постановщик на киностудиях Одессы, Киева, Москвы. В 1949-1951 и 1955-1956 - преподаватель ВГИКА. Заслуженный деятель искусств Украинской ССР (1940). Народный артист РСФСР (1950). Лауреат Ленинской премии (1959 - посмертно за литературный сценарий «Поэма о море»). В 1957 Киевской киностудии художественных фильмов присвоенное имени А. П. Довженко. В 1972 утвержденная Золотая медаль имени А. П. Довженко «За лучший военно-патриотичный фильм».

Александр Петрович Довженко - украинский режиссер, сценарист, писатель, народный артист РСФСР.

Сквозной сюжет творчества Довженко каноничен для классики соцреализма - это борьба старого и нового в жизни народа. Уникальность же созданий Довженко заключается в том, что в споре этих двух начал у него всегда просматривается присутствие третьего - вечности. Выходец из многодетной крестьянской семьи на Черниговщине, в которой почти все дети умирали, не достигши совершеннолетие, Довженко получим ревностной любовью к своему народу как рода и - ужасающим видением его исторической смерти как наций. Очевидно, это и толкнуло молодого школьного учителя, вдохновенного идеями украинской национальной государственности, сначала в ряды приверженцев петлюровского Центрального Совета, а после жестокого разочарования в ее политику - к коммунистам (со временем пережитое нашло отображение в фильме «Арсенал», 1929). Коммунистическому идеалу Довженко сохранял верность вся жизнь, но интерпретировал его чрезвычайно своеобразно.

Драма взаимоотношений человека с природой - вот определяющий мотив его творчества. Жизнь народа и жизнь природы связанные и взаимообусловленные. Ритмы социальной и естественной жизни неизменно соотнесены - отсюда и возникает последняя в кинематографе Довженко тенденция к удлинению кадра, опора на внутрикадрове (преимущественно естественное) движение, которые очень нетипично для советского 20-киноавангарда х лет. Отсюда - и пафос его кинематографа. Все это в полной мере обозначилось уже в первой авторской работе Довженко в кинематографе, куда он пришел из живописи (которой учился в Мюнхене), - кинопоеми «Звенигора» (1928). Однако полное подчинение силам природы поставило человека на край гибели, делая его несостоятельным перед лицом любой стихии - как естественной, так и исторической. Поэтому приоритет перед историческим прошлым у художника, как правило, отсутствующий. История представляется ему цепью катастроф. Спасение же - в разгадке тайн природы, ее языка, в сотворчестве с ней - приобщение к вечности. Такую возможность и предоставляет народу, по Довженко, революция, которая выступает реальным воплощением многовековых народных ожиданий, которые нашли отображение в фольклоре. Фольклорные мотивы, постоянно используемые режиссером в фильмах, есть воплощения народного сознания, его мудрости и ограниченности одновременно. Фольклорная метафора в «Звенигоре» возникает в Довженко от полноты ощущения идеала и незнание действительного исторического пути к нему (мотив очарованного сокровища).

С еще большей остротой коллизия эта возникает в следующей картине Довженко «Арсенал», посвященной революции на Украине, где центральным событием оказывается большевистское восстание в Киеве в секущие 1918 года против правительства Петлюры. Решенный в традициях историко-революционной эпопеи, фильм дает образ народа-массы як жертвы стихии. Другим воплощением массы и одновременно антагонистом ее оказывается рабочий Тимош, что сознает свое историческое назначение и потому вырастает в знаменитом финале к легендарному сверхгероя, неуязвимого в своем бессмертии для вражеских шаров. Высочайший в своем творчестве гармонии и силы достигает Довженко в последнем немом фильме «Земля» (1930), что как бы спрессовали в традиционном для того лет сюжете об убийстве кулаками молодого сельского активиста весь опыт мировой культуры. Пафос сотворчества человека с природой, действия по ее законам, а не насилие над ней определили внутреннюю гармонию фильма и отказ от монтажной эстетики. В споре между старым и новым в «Земли» безоговорочно побеждало - вечное. Именно в «Земли» с максимальной полнотой воплотились идеалы Довженко, и именно «Земля» наглядно показала расхождение их с государственными. В следующих произведениях Довженко делает серьезные внутренние усилия, чтобы примирить свой авторский идеал с официальной доктриной, которая лишает эти картины гармонии и целостности «Земли», но прибавляет им затаенный внутренний драматизм. Признавая неизбежность разрыва с традициями народной жизни, Довженко оставляет за собой право воспринимать этот разрыв как историческую и личную драму, ровно как и противостояние двух ипостасей образа народа - массы и героя, который овладевает стихиями. Все это находит воплощение в его 40-произведениях х лет: «Иван», «Аэроград», «Щорс», «Мичурин». В 1934 году Довженко оставляет Украину, спасая от волны репрессий против национальной интеллигенции, и находит в Москве приют и заступничество Сталина, который намеревается сделать Довженко придворным художником. По его личному указанию Довженко создала миф гражданской войны в фильме «Щорс». Однако он так же старался облагородить настоящее идеальным образом прошлого, как никогда в «Земли» - будущим. Драматический образ главного героя - монументального богатыря, который прячет от всех свои переживания. Именно в период работы над «Щорсом» сценарий Довженко из короткого монтажного плана превращается в самостоятельное литературное произведение, которое существует параллельно с фильмом. Литературе отныне более всего доверяет Довженко самые тайные мысли и чувство, особенно после того, как жестокому разгрому Сталина подвергнулся сценарий «Украина в огне» (1943). Страх перед угрозой гибели целого народа, который снова заострился в те дни в Довженко, вызвал к жизни плач^-плач-сценарий-плач о трагедии народа, брошенного в первые недели войны на произвол судьбы равнодушным государством. Дальнейшие кинематографические задуми Довженко или прекращались, или безжалостно искажались, как это состоялось с чудесно поэтической «Жизнью в цвете» (1946-47), преобразованной в канонический биографический^-биографический-историко-биографический опус «Мичурин» (1949). Основное внимание в эти года Довженко уделяет работе над эпохальным замыслом национального романа «Золотые ворота». Но этот замысел не был завершен, и место подобного произведения в украинской литературе не занято до сих пор. Однако эта работа дала толчок к созданию сценария о строительстве Каховского водохранилища «Поэма о море» (1936), где внутренняя борьба Довженко с самым собой достигает предельной и неразрешимой остроты: идеал и реальность взаимно отторгают друг друга. И накануне первого съемочного дня Довженко умер в Москве, так и не получив разрешения возвратить на воспетую и оплаканную им Украину.