Жанры красноречия

Главная - Культура - Жанры красноречия

В 1864 году в Русской империи, в состав которой входила Украина, была проведена судебная реформа, которая ввела суд присяжных, отделила суд от администрации, закрепила выборность судей, состязательность криминального процесса. Была создана адвокатуры. Между обвинением и защитой проходили публичные соревнования, которые вызвали интерес слушателей. Судебные речи часто освещались в печати. Все это оказывало содействие быстрому развитию и усовершенствованию судебной риторики.

Появляется целое созвездие талантов, среди которых и звезды из Украины:

Сергей Андриевський, Николай Карабчевський, Николай Холева. К этому созвездию можно отнести и Анатолия Кони, иметь которого была украинка из Полтавской губернии, а сам он с 1867 по 1870 p. работал товарищем прокурора сначала Сумского, а потом Харьковского окружного суда.

Какие же основные особенности их судебного красноречия?

Во-первых, это широта гуманистического подхода к фактам, которые рассматривались в суде. На риторов смотрели как на выразителей общественной совести и морали;

во-вторых, они были общественными деятелями и в буквальному, и в широком понимании этого слова;

в-третьих, мастерское владение устным и письменным языком (А. Кони, С. Андриевський, М. Карабчевський публиковали свои романы, сборника стихов).

Характерной особенностью деятельности этих личностей есть высокий профессиональный уровень, прекрасная общая и юридическая подготовка, знание нескольких иностранных языков. Они смотрели на суд, как на «школу для народа», в которой, по выражению Анатолия Кони, «должны выноситься Уроки служения правды и поваги человеческого достоинства» .

Сергей Аидриевськнй (1847-1918). Родился в Екатеринославе. В 1865 году с золотой медалью закончил курс в местной гимназии и вступил на юридический факультет Харьковского университета. После его окончания в 1869 году работает в прокуратуре Харьковской судебной палаты, потом следственным в г. Карачеви, товарищем прокурора Казанского окружного суда. В 1873 году, за непосредственного участия А. Кони, с которым был близок по общей работе в Харьковской судебной палате, Сергей Андриевський переводится товарищем прокурора Петербургского окружного суда. Работая в прокуратуре столицы Русской империи, он зарекомендовал себя первоклассным оратором, одним из ведущих государственных звинувачив (обвинителей).

Когда в 1878 году готовилась к слушанию дело Веры Засулич, которая звинувачувалася в покушении на убийство Петербургского городоначальника генерала Трепова, Андриевському предложили выступать звинувачем в процессе, однако он отказался братья участие в этом процессе. Самостоятельный в своих соображениях, смелый во взглядах, молодой юрист поставил условие предоставить ему право в своей речи определить общественную оценку поступка Трепова И его личности. Понятно, что администрация на такое требование не согласилась. Больше того, после рассмотрения дела В. Засулич Андриевський был уволен в отставку. Однако А. Кони подыскал своему другу место юрисконсульта в одном из Петербургских банков, а потом рекомендовал ко вступлению в адвокатуры. Уже первый процесс, в котором выступал Андриевський, создал ему репутацию сильного адвоката. Речь в деле Бекер принесла репутацию одного из найблискучиших риторов и популярность за пределами Русской империи.

В основу судебной речи Андриевський всегда выдвигал лицо подсудимого, условия его жизни, внутренние мотивы преступления. Он не отмечался глубоким всесторонним анализом материалов дела, недостаточно предоставлял внимания выводам предварительного следствия. «Не стройте вашего решения на доказаности его поступка, - говорил он в одном деле, защищая подсудного, - а загляните в его душу и в то, что неизбежно привело подсудного к его способу действий».

Сергей Андриевський - мастер психологической защиты, оригинальный ритор, самостоятельный, с ярко выраженной творческой индивидуальностью. Умело пользовался точными сравнениями, часто употреблял острые сопоставления.

В своей книге «Драмы жизни. Защитные речи» С. Андриевський пишет: «. . . Вообще же для криминальной защиты, не считаясь с выдающимися обдариваниями, скорее за все, полезные просвещенные, умные, щири, добрые люди, а менее за все нужны казуисты, или же пустые фразеры, которые самодовольно предлагают публике истрепанные цветы красноречия».