Идеи прагматизма и етатизму в политическом учении Н. Макиавелли

Главная - Культура - Идеи прагматизма и етатизму в политическом учении Н. Макиавелли

Етатизм - (от франц. еtat - государство) - утверждение доминирующей роли государства в организации жизни общества.

Одну из первых светских государственно-правовых концепций ранньобуржуазного периода разработал итальянский политический мыслитель Никколо Макиавелли (1469-1527) в произведениях "Правитель", "История Флоренции", "Соображение о первой декаде Тита Ливия".

Если говорить об идеях прагматизма и етатизму в политическом учении Н. Макиавелли, то его его политическое учение базировался фактически на повсеместном и зверином эгоизме людей и на полицейском укрощении этого эгоизма любыми государственными средствами с допущением жестокости, вероломства, клятвопреступление, кровожадности, убийства, любых обманов, любой бесцеремонности.

Идеалом Макиавелли был не кто другой, как распущенный и жестоко настроенный в отношении всех людей вплоть до принципиального аморализму и нигилизма тогда гирковидомий герцог Цезарь Борджиа, о зверствах которого можно узнать с исторических материалив.

В Макиавелли не было ровно никаких религиозных и моральных иллюзий.

Но это именно и означает, что в обучении Макиавелли Ренесанс сам отказывается от самого себя. Согласно этому вытекает, что Макиавелли был "революционером", но то была "революция" против религиозно-моралистических и эстетичных ценностей эпохи Возрождения. Не следует, правда, отождествлять самого Макиавелли с его "макиавеллизмом". Он был патриотом своего народа, он мечтал об изгнании из Италии ее захватчиков и верил в справедливое будущее. Но методы государственного правления, которые предлагались им, е жесточайшим и античеловеческим механицизмом, который возник в виде полной противоположности эстетичным и вольнодумным идеалам Италии эпохи Возрождения.

Правитель за Макиавелли формально тоже является титаном возрождения. "Макиавеллизм" все тот же титанизм возрождение; этот титанизм уволенный не только от христианской морали, но и от морали вообще, и даже от гуманизма.

Правда, совсем не государство есть в Макиавелли последней целью, и совсем не етатизм е его последней идеологией. Последняя идеология для него - это единство народа и восстановление его родины. Поэтому "макиавеллизм" для самого Макиавелли был только разновидностью трагизма, в котором цели и средства оказывались в мучительном противоречии.

В "Соображениях" человеческая личность в значительной мере уже потеряла не только свою неоплатоничну "божественность", но и в какой-то мере свою самоценность.

В политических учениях Макиавелли индивидуум нередко приносился в жертву "общественному благу", что отождествляется, однако, не с "государственным интересом", как это будет у идеологов контрреформации и абсолютизма, а с Родиной.

Гуманистический индивидуализм трансформировался в Макиавелли не в етатизм, а в тот страстный и в основе своей гуманистический патриотизм, который резко выделял автора "Правителя" и "Соображений" на фоне литературы других политических мыслителей. Не абсолютистское государство, а Родина-народ стала в Макиавелли конечным критерием общественной и индивидуальной морали.

Идеалом для Макиавелли, которому он был готов служить с начала до конца, есть не абстрактное государство, но конкретный народ и любимая им родина. Тем не менее, уже элементарная историческая справедливость заставляет нас признать, что для устроения своего народа и горячо любимой им родины Макиавелли был готов на любые ужасы абсолютистично-полицейськой государства и на любые ужасы относительно отдельных личностей и группировок.

Если выставлять на первый план цели, которые преследовал Макиавелли, то это действительно определенная разновидность гуманизма, и Ренесанс присутствующий здесь в полной мере. Но гуманизм Макиавелли основан не только на гуманных целях, но и на нечеловеческих средствах достижения этого человеческого идеала. Итак, гуманизм здесь уже целиком антивидроджувального типа, что-то на подобии модифицированного Ренесанса, правда, в ужасному и в настоящем содержании слова трагическому.

Ренесанс требовал всестороннего развития личности, и Макиавелли тоже был всесторонне развитый. Но эта всесторонняя развитость доходила у него к полной безпринципиальности, всегда и всюду оставляла по себе самые неприятные ощущения и сделала его откровенным циником, лишала его возможности иметь друзей и близких людей и открывала для него дорогую к разному роду ужасных мероприятий. Ренессанс требовал от человеческой личности быть принципиальной, собранной в себе и артистически себя проявленной.