ОБЪЕДИНЕННАЯ ЕВРОПА: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ГРАНИЦЫ

Главная - Культура - ОБЪЕДИНЕННАЯ ЕВРОПА: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ГРАНИЦЫ

Один из родителей европейской интеграции - Жан Монне на склоне жизни своего отмечал, что, если бы ему дали возможность начать этот процесс заново, он положил бы ему начало из социокультурной составляющей единения европейских народов. Тем же, по его мнению, было бы расчищено "поле" для построения общего дома - единственной Европы - на основе ментального единства ее народов. Анализируя пройденный во второй половине ХХ ст. путь развития европейских стран, можно уже утверждать: социокультурный фактор, диалог европейских культур стал действительно весомой компонентой в деле строительства современного Европейского Союза.

При этом культура рассматривается преимущественно как квинтэссенция всех видов человеческой деятельности, обычаев, верований, то есть всего материального и духовного, что создано людьми. Такое определение культуры отмечает важную роль социальноисторического наследства и традиции. Нормативный подход к культуре выделяет специфический способ жизнедеятельности человека, общества или человечества в целом, детерминированный соответствующим социокультурным окружением. Культурные ценности формируют социальные институты, удерживают генетический код культуры. Под культурой понимают также поведение, которому человек научился на протяжении всех этапов своей социализации. Культура - это также организация разнообразных феноменов при помощи использования определенных символов [1]. Следовательно, культура является неотъемлемой от человека, общества и человечества, их социальной сущности. Поэтому не может быть общества без определенной культуры, так и культуры без общества.

Изменение социокультурных пределов связано прежде всего с трансформацией соответствующих архетипов, то есть своеобразной "закодированной" часово-пространственной модели определенного социального организма. Понятно, что на этот чрезвычайно сложный процесс история должна потратить достаточно много времени.

Векторы европейского интеграционного процесса

В целом проект европейской интеграции сформировался и развивался в относительно единственной социокультурной среде Западной Европы в условиях четкого распределения на либеральный Запад и коммунистический Восток.

1 января 1995 года в результате вступления к Европейскому Союзу Австрии, Швеции, Финляндии родилась современная "Европа - 15". Новый ЕС протягивается от Полярного круга к Полуострову Пелопоннес, от французского Бреста в Брест белорусский. Его территория составляет 3,2 млн. кв. км. (приблизительно две трети площади США), численность населения - 366,9 млн. лиц, а валовой продукт представлял в начале 1996 года 6 триллионов 210 миллиардов 100 миллионов долларов США. Ни одна из новых интеграционных группировок в мире не может уравняться из ЕС за уровнем развития и зрелостью объединения. Модель Европейского Союза становится привлекательным примером для всего мира.

К середине ХХ века интеллектуальные проекты объединения Европы опережали интеграционные возможности государств Старого континента. Лишь две мировых войны и третья мировая, которой по существу была "холодная война", стимулировали процесс единения европейских государств с целью самосохранения и даже определенного отрицания пессимистического прогноза О. Шпенглера относительно наступающих "сумрак Европы". Хотя, из нашей точки зрения, этот прогноз имеет под собой определенные основания. Особенно, если посмотреть на нынешнее развитие единственной Европы как на новый проект "построения" Вавилонской башни, то есть ускоренного во времени и расширенного в просторные объединения принципиально разных социокультурных традиций.

Однако, мы понимаем европейскую интеграцию как живой, творческий процесс цивилизационного самосовершенствования континента под воздействием тесно связанных между собой социально-политических, социально-экономических и социокультурных, в том числе, духовно-культурных факторов.

Углубляясь в прошлое, можно найти по крайней мере два духовных источника современной европейской культуры : классическую античную традицию (с ее политеистическим духовным началом) и духовную иудейско-христианскую традицию монотеистки. Западный мир живет напряженным диалектическим сочетанием этих двух полюсов, его динамизм - с точки зрения русского политолога Василенко И. А. - объясняется именно этим конструктивным конфликтом.

Решающим образом на становление политической культуры Запада повлияли политические ценности Римской империи, которая в целом обеспечила коммуникации для распространения христианства. При этом римо-католицька духовная традиция способствовала формированию единого политико-правового западноевропейского пространства. Протестантская же культура превратила активную светскую деятельность в религиозную обязанность верующего. Следовательно, развитие демократической политической культуры Запада было санкционировано культурой религиозного участия. В то же время, альтернативная позиция, когда вероисповедание является частным делом, открыла путь к революционному марксизму [2]. Тем же определенным образом углубился и духовно-религиозный кризис, который переживает современный европейский человек. Переход к развитому потребительскому обществу "материализовало" духовные потребности, приблизило своеобразный период "гедонистического атеизма". Развитие этой тенденции убыстряет глобализация ценностей западной цивилизации. Вследствие этого социокультурная бездна между субъектами разных цивилизаций драматическим образом увеличивается.