Традиционное искусство Японии

Главная - Культура - Традиционное искусство Японии

Традиционное искусство Японии очень самобытно и стильное, его философские принципы, равно как и эстетичные преимущества и вкусы самых японцев, довольно отличные как от западных, так и от наших украинских, а потому тема эта требует некоторого объяснения. На формирование эстетичных принципов японского искусства, несомненно, повлияло особое отношение японцев к красоте родной природы, из древнейших времен которая воспринималась как сделанный божествений творение. Поклоняясь красоте природы, японцы старались жить в гармонии с ней и уважать ее велич.

Особенности естественного ландшафта отразились также и на особенностях национальной психологии японцев. Япония - страна горная; земель, пригодных для жизни и земледелия, было мало, люди на них жили скученно. Поэтому в каждый маленький клочок земли японцы вкладывали очень много работы и сил, сознавая, что именно на этом самом пятачке жилы из поколение у поколение их предки и будут жить их потомки; не возлагая рук, вопреки разрушительным стихиям японцы лелеяли и украшали свое очень ограниченное жизненное пространство. Необходимость разделять его с большим числом других людей и неминуемая скученность привели, с одной стороны, к утверждению строгих правил общественного обращения и твердой социальной иерархии, с другой стороны - к развитию особой культуры внутренней жизни, для которого характерные самодисциплина, самоуглубленность, созерцательность и отчужденность. Эти черты отразились и на специфической психологии традиционного японского искусства: оно очень экологическое и медитативное; в нем много внимания отводится отстраненному поэтическому любованию естественными явлениями и изменением времен рока.

Эстетичные принципы японского искусства сформировались под влиянием трех важнейших религиозно-философских доктрин, которые определили традиционное мировоззрение жителей Страны Восходящего Солнца, - синтоизму, конфуциантства и буддизма.

Почитание природы как божественого начала вылилось в древнюю национальную религию японцев - синто, «путь богов». В древние времена синтоистськи верование были близкие шаманским культам; японцы поклонялись божествам, которые руководили движением небесных светил, которые олицетворяли естественные стихии, которые жили на горных вершинах, в морях и реках, в священных рощах, камнях и старинных деревьях. В древности у каждого клана были свои собственные божества-заместители; однако официальный синтоистський пантеон сложился из божеств-заместителей клана, который поднялся, Ямато. Согласно синтоистським представлением, род японских императоров поступает в большую солнечную богиню Ама-терасу-но Оомиками и ее правнуку, первого легендарного императору Дзимму Тенно, посланного на землю руководить людьми страны Ямато. Как императорские регалии ему были переданные древние магические символы: волшебное зерцало богини Аматера-су, меч, вырезанный богом-громовержцем Сусаноо-но микото из хвоста восьмиглавого дракону, и яшмовое намисто-магатама.

В честь синтоистського божества строились многочисленные храмы и кумирни, которые располагались, как правило, в лесных чащах и на горных вершинах. Каждый храм был окружен садиком с маленьким водоемом и замшелыми каменьями, а также источником для обмывания рук перед молитвой; храм окружали священные ворота-торий, а дорогую к нему украшали многочисленные каменные фонари. Сам храм обычно представлял комплекс небольших деревянных зданий: святилище с галереей, казны и навесы для подношений богам. Примером синтоистськой архитектуры может служить комплекс святилища богини Аматерасу в Исе, где до сих пор сохраняются древние регалии японских императорив.

Легендарная история Японии, подвиги богов и героев стали сюжетным основанием для многих произведений японского изобразительного искусства. Конфуциантство, как и буддизм, пришло в Японию из Китая. Под конфуциантством обычно понимается традиционная древнекитайська религиозно-философская доктрина, которая сводила этические принципы в разряд всемирных законов. Согласно конфуцианським канонам, тем, что руководит принципом вселенной, служит Небо, источник гармонии и порядка. Полномочным представителем Неба на земле есть император, от праведности которого зависит благоденствие государства. От подвергнутых нужное почитание императора, строгое выполнение данных Небом законов и ритуалов и соблюдение моральных принципов. От этого непосредственно зависит процветание семьи и государства в целом. Если человек не выполняет своего долга перед обществом и Небом, не соблюдает установленные ритуалы, не выражает надлежащей шановливости к вышестоящему и несправедливый к нижестоящим, то его наказывает освещенная Небом власть. В противном случае самое Небо посылает наказание на все государство в целом. Поэтому каждый член общества должный строго соблюдать своего долга, знать свое место в рамках системы и выполнять виходячи из этого обязанности. Идеальным человеком с конфуцианськой точки зрения считается просвещенный и благородный мужчина, ученый-чиновник, радиющий за интересы своего государства и беспредельно отданный своему императору. В искусстве, в частности, в живописи, выражением конфуцианських эстетичных принципов служил идеализированный естественный пейзаж, основанный на законах небесной гармонии, которая вызывает в зрителе стремления к совершенству и безупречности. В Японии такой идеализированный пейзаж, созданный рукой просвещенного философа, назывался канга -««живопись в китайском духе».

Традиционная японская эстетика, которая соединит синтоистськи, конфуцианськи и буддийские (буддийские философия и искусство будут рассмотрены ниже) идеалы, разработала особые принципы, понимание которых является ключом к японскому искусству. Важнейшими из этих принципов считаются фурюу, моно-но авар, ваби-саби и юген. Понятие фурюу означает приподнятый вкус, образованность и развитость ума. Состоялось от китайского фен-лю, буквально - «красивое образование и манеры». В Китае этот срок характеризовал качеству конфуцианського ученого-чиновника. В Японии же понятия фурюу использовалось больше в эстетичном содержании - как принцип возвышенности произведений искусства и утонченности духа их творцов. Особенно это относилось к пейзажной живописи, садовой искусства, архитектуры, чайной церемонии и аранжировке квитив.

Моно-но авар, «очарование вещей» - эстетичный идеал, который культивировался во время Хейан. В его основе - чувственное переживание глубинной и эфемерной красоты, заложенной как в природе, так и в человеческом существе. Это красота соединена с налетом поэтической грусти, с наслаждением этой преходящей красотой и преклонением перед ней. Оттенки содержания слова авар созвучно буддийскому взгляду на жизнь, на материальный мир, как на что-то недолговечное, непостоянное и печальное по своей природе. Принцип авар означает также тонкую, изысканную чувствительность человеческого сердца, способного оценить и воспеть всю привлекательность этой непостоянной красоты. Этот принцип очень ярко оказывается в знаменитых «Записках у изголовья» Сей Сенагон, придворной дамы X в. : «. . . На тонком плетении бамбуковых изгородей, на застрехах домов трепетали нити паутин. Росинки были нанизаны на них, как белые жемчужины. Пронизывающая душу красота!» (Перевод со старояпонского В. Марковой).

«Ваби» - эстетичный и моральный принцип наслаждения спокойным и неспешным жизням, свободным от мирских забот. Его возникновение связано из средневековой видшельничеською традицией; означает простую и чистую красоту и ясное, созерцательное состояние духа. На этом принципе основанная чайная церемония, а также стихи еака, ренга и хайку. Слово ваби - производное от глагола вабу («быть печальным») и прилагательного вабиси («одинокий, покинутый»), что использовался для описания состояния души человека, изгнанной на чужбину. Однако эстетичная традиция в период Камакура и Мурома переосмыслили это состояние в более положительном ключе, считая, что осознанные бедность и одиночество - это важнейшее условие для достижения воли от материальных и эмоциональных забот; а пустота, отсутствие явной красоты - это приближение к красоте не выявленной, трансцедентальной, и потому более высокой. Это новое понимание ваби проповедовали знаменитые мастера чайной церемонии, например, Сен-но Рикю, которые стремились поднять свое искусство к уровню настоящего духа Дзен, подчеркивая, что богатство следует искать в бедности, а красоту - в простоте. Считается, что суть ваби передает стих поэта Фудзивара-но Садаие (1162-1241):

Не вижу я вокруг

Ни цвета нежных вишен,

Ни красных кленив.

Только унылая хата на пустом береге ,

В дымка осенних сумерексаби - еще один важнейший принцип японской эстетики, частично синонимический «ваби», также поступает в откровения дзен-буддизма, особенно к экзистенциальному одиночеству каждого человека в космическом холоде бесконечных вселенных. Дух «саби» можно понять, представив себе зимний берег из заиндевилим от мороза очеретом. «Саби» ассоциируется также со старостью, смирением и покоем. Дух «саби» очень ярко выражен в стихе - хайку Мукаи Кьораи (ученика мастера жанра хайку, знаменитого поэта Басу):

Два седых старце

Глава к главе

Любуются цветом вишни

В этом стихи противопоставления роскошного цветения японской вишни и седого волос на главах стариков поднимает человеческое одиночество к уровню высших эстетичных принципов. Человеку, который живое по законам непостоянной жизни, не следует бояться увядания и одиночества. Это грустный, но неминуемое состояние следует принимать с тихим смирением и даже находить в нем источник вдохновения. Недаром большой Хокусай, мастер жанра укие-е, на излете жизни подписывал свои произведения «создал Хокусай Кацуиска, старый человек такое-то возраста» (Хокусай дожила до 89 лет). Юген, «красота одинокой печали» - эстетичный идеал японского искусства, который получил наибольшее развитие в XII-XV вв. Срок юген был заимствован из китайской философии, где он служил символом непостижимого и глубоко скрытого от восприятия объекту. В буддизме это понятие связано с глубоко скрытой истиной, которую невозможно понять интеллектуальным путем. В Японии же понятия юген было переосмысленно как эстетичный принцип, который означает таинственную, «потустороннюю» красоту, наполненную элегантной игрой содержаний, а также загадочностью, многозначностью, пасмурностью, печалью, покоем и натхненням. «Наступил рассвет двадцать седьмого дня девятого месяца. Ты еще ведешь тихий разговор, и вдруг через гребень гор вытекает месяц, тонкий и бледный. . . Не поймешь, то или он есть, то ли нет его. Сколько в этом печальной красоты! Как волнует сердце месячный свет, когда он скупо сочится сквозь щели в кровле старой хаты! И еще - крик оленя возле горного селеньица. И еще - сияние полного месяца, которое высветило каждый темный уголок в старом саду, оплетенному кудрявым подмаренником. . . » (Сей Сьонагон, «Записки в главах»). В более поздние времена понятия юген стало синонимом блеска и блистательности, которые радуют взгляд, но одновременно огорчают сердце от сознания их быстротечности.

Японские художники, превращая у жизнь эти принципы, создавали произведения, которые волновали души людей. Много кто из этих произведений владели воистину магической силой эстетичного и психологического влияния, оставляя в сознании людей неизгладимый след от прикосновенья «запредельной» красоты.

Древние японские пословицы

Древние японские пословицы представляют собой зеркало тогдашнего состояния общества. В них отраженная психология этнической общности людей. Пословицы говорят о мировоззрении японцев, национальный характер, который уже сформировался к описываемому периоду, о чувстве, ожидании этой древней наций.

1. Где люди горюют, горюй и ты.

2. Радуйся и ты, если радуются другие.

3. В дом, где смеются, приходит счастье.

4. Не бойся немного согнуться, прямише выпрямишься.

5. Пришло бедствие - полагайся на себя.

6. Друзья за несчастьем друг друга жалеют.

7. И Конфуцию не всегда везло.

8. Нет света без тени.

9. И добро и зло - в твоем сердце.

10. Злу не победить добра.

11. Бог живет в честному сердце.

12. Выносливость коня познается на пути, нрав столетие - с течением времени.

13. Где правая сила, там бессильное право.

14. Таланты не наследуют.

15. И мудрец из тысячи раз один раз, но ошибается.

16. Слугу, как и сокола, надо кормить.

17. Любит чай замутить.

18. Кто родился под грохот грома, тот не боится блискавок.

19. Женщина захотит - сквозь скалу пройдет.

20. Бессердечные дети отчий дом позорят.

21. Какая душа в три года, такая она и в сто.

22. Об обычаях не спорят.

23. Кто чувствует стыд, тот чувствует и борг.

24. Кротость часто силу ломает.

25. С тем, кто молчит, держи ухо востро.

26. Кто плавать может, тот и потонуть может.

27. За лишней скромностью прячется гордость.

28. Прямой человек, который прямой бамбук, встречается редко.

29. Свою лысину три года не замечают.

30. Из пороков наибольший - разврат, из добродетелей высочайшая - синовний борг.

31. Сочувствие - начало человеколюбия.

32. Гнев твой - враг твой.

33. Коня узнают в езде, человека - в общении.

34. И камень может проговориться.

35. Металл проверяется на огне, человек - на вине.

36. У кого веселый характер, тот и сквозь железо пройдет.

37. Кто любит людей - тот долго живое.

38. За деньги ручайся, за человека - никогда.

39. Рождают тело, но не характер.

40. Кто пьет, тот не знает о вреде вина; кто не пьет, тот не знает о его пользе.

41. Где нет чувства долга и человеческого глазу, там все возможно.

42. У человека внешность обманчивая.

43. Тигр бережет свою кожу, человек - имя.

44. Извиняй другим, но не извиняй себе. 45. Чрезмерное послушание - еще не преданность.

46. Искренность - драгоценное качество человека.

47. Верный вассал двум сюзеренам не служит.

48. Если уже укрываться, то под большим деревом.

49. Писатель писателя не признает.

50. Хочешь узнать себя - спроси инших.

51. Не будешь гнуться - не выпрямишься.

52. Нужен был - тигром сделали, потребность прошла - в мышь превратили.

53. Эгоист всегда недовольный.

54. Ущипни себя и узнаешь - или больно другому.

55. Тщеславию, как и сыпи, подвергнутый каждый.

56. Со старым человеком обращайся, как с батьком.

57. Хочешь узнать человека - узнай его друзив.

58. Задумал муравей Фудзияму сдвинуть.

59. Танцуй, когда все танцуют.

60. В дружбе тоже знай границу.

61. Фальшивый друг опаснее открытого врага.

62. С деньгами и в аду не пропадеш.

63. Кто бедный, тот и глупый.

64. Нечестно нажитое впрок не идет.

65. Деньги льнут к денег.

66. Колосья вызревает - главу клонит; человек богатеет главу задирается.

67. Разврат лишает и денег и сил.

68. И Будда терпит лишь до трех разив.

69. Воля и сквозь скалу пройдет.

70. Кто терпеливый, тот бедности не подвергается.

71. Раннее вставание трем добродетелям равняется.

72. Разозлил - дело погубив.

73. Ветви, которые дают прохладу, не рубят.

74. Что оценивать кожу неубитого барсука?

75. Отдавать вору на сохранение ключи.

76. Дурака никаким лекарством не виликуеш.

77. Кто в сорок лет глупый, тот умным не станет.

78. Возле умного дети, не уча, читают.

79. Нет врага опаснее за дурака.

80. Мудрому человеку не водой, а близким зеркалом служит.

81. На подарок не жалуются.

82. Читать проповедь Будде.

83. И в пении и в танцах надо соблюдать меру.

84. Ищет сладкого, а пирожок лежит на полке.

85. Коня за оленя принимает.

86. Кто слишком умный, в того друзей не бывает.

87. Когда насилие входит в двор - справедливость идет.

88. Малые рыбки теснятся там, где большие.

89. Счастье приходит в веселые ворота.

90. Двор сильнее насилия.

91. Стены слушают, бутылки говорят.

92. Купец купцу - ворог.

93. Как только бедствие миновало - принарядись.

94. Пыль, нагромождаясь, образовывает горы.

95. В потемках и собачий кал не грязнит.

96. Красавица - это меч, который подрубает жизнь.

97. Чтобы понять родительскую любовь, надо вырастить собственных детей.

98. Владелец золотой горы тоже жадный.

99. Все, что цветет, неизбежно увянет.

100. Ну и досталось ему счастье - с малую раковину

Притчi

ПУТЬ ЧЕРЕЗ ПРОПАСТЬ

Один раз какой-либо самурай пришел к легендарному Учителю Миямото Мусаси и попросил научить его Пути сабли. Той согласился. Самурай, за указанием Учителя, проводил все время, таская и рубя дрова, ходил за водой к далекому источнику. И так каждый день на протяжении трех лет. И вот он заявил своему учителю: "Что же это за тренировку, которым я занимаюсь? Я не притронулся к мечу со времени моего прихода к Вам. Я занимаюсь тем, что колю дрова и ношу воду весь день! Когда Вы будете меня учить?"

"Хорошо, ответил Учитель, - я научу Вам технике". Он пустил его в додзьо и приказал ему каждый день с утра до вечера ходить по внешней стороне татами, когда одна нога следует за другой потом скользит, и таким образом, шаг за шагом, обходить весь зал.

И вот ученик на протяжении года ходит по краю татами. После окончания этого времени он снова обратился к Учителю: "Я самурай и много занимался фехтованием, встречал разных учителив кендо. Но никто из них не учил меня так, как делаете это Вы. Научите мне, в конце концов, действительному Пути меча".

"Хорошо, - сказал Учитель, - следуйте за мной". И он отвел его далеко у горы, туда, где находилась деревянная балка, перекинутая через пропасть ужасающей глубины. "Вот, - сказал Учитель, - перейди по ней на ту сторону пропасти". Ученик в страхе ничего не мог ответить.

Вдруг они услышали позади "тук-тук-тук" - звук тростины слепца. Слепой, не подозревая об их присутствии, прошел рядом с ними и пересек балку, перекинутую через пропасть, нащупывая ее своей тростиной. И тогда ученик все понял и. . . прошел по узкому мостику в один миг.

Итак, школа была полной: тренировка тела на протяжении трех лет; тренировка сосредоточения и концентрации на технику (ходьба) на протяжении года и тренировку перед лицом смерти (пропасти).

МАСТЕР И НЕБРЕЖНЫЙ УЧЕНИК

Какой-либо молодой ученик, сильный в каратэ, решил, что он - не превзойденный мастер и взялся это довести всему миру. Он отправился в соседнюю провинцию, в которой проживал известный старый мастер. Спровоцировать на бой, наученную жизненным опытом человека було делом довольно нелегкой. Молодому ученику пришлось хорошо потрудиться, разрабатывая план действий, следствием которых был бой. Большой старец жил далеко в горах, вместе со своей семьей. Сезон тренировок подошел до конца и мастер с детьми и женой трудился на бобовом поле. Молодой ученик принес ведро гноя и специально высыпал его на бобы, решив тем самым вывести старца из себя и спровоцировать бой. Но произошло не так - мастер лишь улыбнулся в ответ, чем привел молодца в крайнюю злость. Ученик "вскипел" и в порыве гнева сломал толстый деревянный посошок. Старый, увидев это, предложил молодому человеку сломать крепкий бамбуковый прут. Но молодой человек сделать это не смогла. Тогда, старый мастер одним ударом переломав прут, сказал молодому задири: "Иди к своему учителю, и скажи ему, чтобы он тренировал твой ум, также - как и твое тело. . .

"СТАРЕЦ И ТИГР"

Несчастья обрушилось внезапно. Огромный тигр-людоед спустился из гор, в поисках добычи и пруд нападать на беззащитных людей одного глухого селеньица. Страх и ужас охватил жителей отделенного поселка. Бедным крестьянам ничего не оставалось делать, как обратиться к отважным молодым охотникам, которые живут неподалик.

На рассвете смельчаки отправились на то место, где в последний раз видели тигра, и привязав к дереву маленького ягненка устроили засаду. Время тянулось долго, но тигр все не появлялся.

Неожиданно на лужайку вышел старец с огромной седой бородой. Увидев его, охотнике рассказали ему о тигре и посоветовали спрятаться. Незнакомец улыбнулся и сказал, что он уже убил тигра и тот лежит неподалеку. Охотники решили, что старый, наверное, не в своем уме: мог ли он один справиться со страшным зверем. Заметив их явное недоверие, путник возвратил и спокойно пошел своей дорогой.

Охотники направились в том направления, которое указало им старец, и в скором времени увидели лежачего на земле тигра. Они внимательно осмотрели тигра, рассчитывая найти раны, нанесенные чтобы-каким оружием, но ничего не заметили. В конце концов охотники нашли, что у него сломан позвоночник. Которой же силомиццю и ловкостью должна владеть человек, чтобы поодиночке и без оружия справиться с хищником! Возвратив в село, охотнике рассказали крестьянам о том, что случилось. И тогда кто-то вспомнил, что уже видел этого старца, и что это большой мастер каратэ из соседнего села.

ВОРОТА РАЮ

Воин Нобусиге пришел к Хакуину и спросил: “В чем разность между раем и адом?”

- Кто ты? - спросил Хакуин.

- Я самурай. -- Ты солдат! - воскликнул Хакуин.

- Какой правитель возьмет тебя в охрану, если у тебя морда бедного нищего? Нобусиге разозлился и схватился за меч.

- Ах, так у тебя и меч есть, - продолжал Хакуин, - и, наверное, слишком тупой, чтобы отрубить мне главу. Тут воин выхватил меч, а Хакуин заметил: «Вот открылись ворота ада». При этих словах самурай понял обучение мастеру, спрятал меч и поклонился.

-- Вот открылись ворота рая, -- сказал Хакуин.

ДЗЕНСЬКИЙ СТАРЕЦ И ВОР

Рекан, дзенський старец, жив простой жизням в хате в подножии горы. Один раз вечером вор убрался туда и убедился, что взять незачем. Возвратив домой, старец залогов вора и обратился к нему: «Вы проделали большой путь, чтобы посетить меня, - сказал он грабителю, - Вы не должны пойти с пустыми руками. Пожалуйста, возьмите как дар моя одежда».

Ошеломленный вор взяла одежда и выскользнул. Голый Рекан остался сидеть, смотря на месяц. «Бедный малый, - промурмотив он, - жаль, что я не могу подарить ему этот прекрасный месяц».

СМЕРТЬ МАСТЕРА

Один японский мастер, знал день, когда он умрет, поэтому он собрал всех своих друзей, учеников и близких, чтобы подготовить их к этому и проститься. Сидя с соблюдением всех необходимых правил, он попросил их не испытывать удивление и не огорчаться. Выразив всем благодарность, за их помощь и преданность, он умер. Даже в смерти он продолжал сидеть в сделанной позе сейдза (на коленах). Его тело умерло, но дух продолжал жить.

СИЛА ОТДАННОГО УЧЕНИКА

Когда-то, очень давно, один ученик устав перед своим учителем, чтобы защитить его от множества вражеских стрел, которые летят у него. Стрела за стрелой поражали его тело, но он продолжал стоять, защищая своего учителя. Увидев это, те кто атакуют, очень сильно испугались и убежали ладь. Они поняли, что его сила больше не принадлежала физическому миру.

ОГРОМНЫЕ ВОЛНЫ

На зрении Эры Мейдзи жил хорошо известный борец по имени О-нами - «Огромные волны». О-нами был чрезвычайно сильный и хорошо знал искусство борьбы. В стычках наедине он побеждал даже своего учителя. Однако при публике он так терялся, что даже его собственные ученики могли побороть его.

О-нами ощущал, что ему надо обратиться за помощью к дзенського учителя. Именно в маленьком храме по соседству остановился странствующий дзенський учитель Хакудзи, так что О-нами пошел к нему и рассказал о своем несчастье. «Твое имя - Огромные волны, - сказал ему учитель, - останься на ночь в храме. Воображения себе, что ты и есть эти огромные волны. Ты больше не борец, который боится. Ты - это огромные волны, которые износят и поглощают все на своем пути. Сделай это - и ты будешь наибольшим борцом на земле». Учитель пишов.

СИЛА ПРОТИВ ТЕХНИКИ

Е старая восточная пословица об одаренном чрезвычайной силой бойца, который мог разбивать невероятное количество самых разных предметов. Уверовав в свою силу и непобедимость, он вызвал на поединок мастера, который не имел таких способностей, но в совершенстве владел техникой и тактикой ведения боя. Поваленный через несколько секунд, силач был удивлен, а соперник сказал ему, что человек - это не груда черепиц, которая не делает сопротивления, а существо, которое двигается и и вдобавок имеет розум.

ЯМАГУЧИ И ТИГР

Выдающимся мастером современного каратэ был Гоген Ямагучи. В молодости он отличался невероятной силой и ловкостью. Среди профессионалов Ямагучи получил прозвище Кот (Неко) и целиком оправдал это сравнение в отвесных атаках и пластических видходах.

В 1930-и года он неустанно оттачивал свое мастерство, а потом был направленный правительством Японии на разведывательную работу в Китай, где представилась красивая возможность пополнить свои технические познания в кемпо.

Однако в один прекрасный день японский шпион был схвачен местной властью. Китайцы, которые знали, с кем имеют дело, предложили Ямагучи выбор: снопу в лоб или гладиаторские игры. Кот выбрал второе. И вот на рассвете его вывели в двор тюрьмы, где стояла бамбуковая клетка с голодным тигром. Решив пленнику наскоро руки и ноги, его втолкнули в клетку и захлопнула дверца. Гурьба интересных собралась вокруг. Но аттракцион закончился быстрее, чем можно было припускать. По свидетельству очевидцев, события развивались так. Увидев непрошеного гистя, тигр, прижал уши и присив на задние лапы, готовясь к прыжку. Используя этот момент, Ямагучи сам прыгнул вперед и одним ударом кулака в перенесся повалил хищника на землю. Исполинская кошка умершая в страшных мучениях, а Кот был с уважением препровожденный на родину.

СТАРЕЦ И ДРАЧУН

Один юноша, который три года учился каратэ, добился больших успехов. Ощутив силу, он стал брать на испуг и притеснять жителей соседнего села. Один раз, на горной дороге он встретил старца и грубо требовал, чтобы той впитывался из его пути. Старец вежливо попросил пропустить его, но юноша стал жестоко бить старца, пока тот не распростерся на земле. Победитель восторжествовал - все его удары, которые отличались большой силой, достигли цели. Он же не встретил опоры, не считая того, что старец, наверное, случайно нанес ему едва ощутимый удар в область сердца. Юноша даже не упомянул об этом, когда возвратил в свое село. Люди, которые неподалеку находились, видели что происходит, но не осмелились заступиться за старца, знавая силу и буйный характер юноши. Однако, как только он исчез, они бросились к потерпевшему, стараясь ему помочь. Но он вдруг сам поднялся, легко выпрямился и быстро пишов.

Приблизительно через две недели юноша начал чувствовать дурноту после пищи и перестал хорошо спать. Через пять недель он уже ничего не мог удержать в желудке, и силы его таяли, как снег на весеннем солнце. До конца шестой недели он потерял 10 кг весы, не вставал из постели и был почти при смерти. Теперь он точно знал, что причиной его смертельного недуга был старец - его незаметный один-единый удар. На пороге смерти он, в конце концов, понял свою вину, понял, что в суетном тщеславии подвергнулся соблазну стать самым большим и сильным, чтобы найти власть над его людьми, которые окружали, держа их в постоянном страхе. Искренне покаявшися и знавая, что дни его посчитаны, юноша пожелал получить извинение, и послал своего брата на поиски старца. Сделать это, к удивлению брата не составило трудов. Старец как бы знал, что юноша станет его искать, и сообщил всем, где он живое. На следующий день брат привел его к умирающему. Юноша попросил извинение, и старец, увидев, что извинение его искренние, предложил свою помощь. Он дал юноше выпить какую-то жидкость, после чего тот сразу заснул. Постепенно силы стали возвращать к юноше, и через неделю он был уже здоровый.

Старец оказался учителем каратэ, который проживал неподалеку. Он рассказал, что встреча на горной дороге не была случайностью - жители соседнего села, которые долго терпели недостойное обращение молодого каратиста, обратились к нему по помощь. На их просьбу старец и решил даты юноше урок. Узнав об этом, юноша попросился к старому мастеру в ученике. Тот выказал ему доверие, и со временем юноша стал его лучшим вихованцем.