Обряд сеппуку (харакири)

Главная - Культура - Обряд сеппуку (харакири)

Сущность обряда

Неразрывно связанный и тесно примыкает к Бусидо как часть морали обряд харакири, который появился в среде состояния воинов в период становления и развития феодализма в Японии. Самураи или другие представители высших пластов японского общества совершали самоубийство (методом харакири) в случае оскорбления их чести, осуществление негодного поступка (позорного соответственно нормам Бусидо имя воина), в случае смерти своего сюзерена или же - по приговору суда как наказание за совершенный злочин.

Харакири було привилегией самураев, которые гордились тем, что они могут свободно распоряжаться своей жизнью, подчеркивая осуществлением обряда силу духа и самообладание, презрение к смерти. Вскрытие живота требовало от воина большого мужества и выдержки, поскольку брюшная пустота - одно из найчутливиших мест тела человека, ячейка многих нервных окончаний. Именно поэтому самураи, которые считали себя найсмиливишими, холоднокровными и волевыми людьми Японии, отдавали предпочтение этому мучительному виду смерти.

В дословном переводе харакири означает “резать живот” (от “хара” - живот и “киру” - резать). Тем не менее слово “харакири” имеет и скрытое содержание. Если рассмотреть составное бинома “харакири” - понятие “хара”, то можно увидеть, что ему в японском языке отвечают слова “живот”, “душить”, “намерения”, “тайные мысли” с тем же написанием иероглифа.

Согласно философии буддизма, в частности обучение секте “Дзен”, как основной, центральный жизненный пункт человека и тем самым местопребыванием жизни рассматривается не сердце, а брюшная пустота. Соответственно этому японцы выдвинули тезис, которые жизненные силы, расположенные в животе и занимают как бы срединное положение по отношению ко всему телу, оказывают содействие якобы более уравновешенному и гармоническому развитию азиата, чем европейца, основным жизненным центром которого является сердце.

Не смотря на то, что в некоторых роботах европейских авторов приводилась мысль об отождествлении японского понимания категории “душа” с аналогичными понятиями у старинных греков (что называют вместилищем души - “психе” - грудобрюшну перегородку) и у старинных иудеев (древнееврейские пророки говорили о местопребывании души в кишечнике), “хара” в японском значении не: является эквивалентом души в европейском понимании. Здесь можно говорить быстрее об ощущении и эмоциях. И не случайно в связи с этим в японском языке есть множество выражений и поговорок, которые относятся к “хара”. Например, человек, который призывает другого быть откровенным в разговоре, употребляет выражение “хара в ватте ханасимасьо”, что значит “давайте поговорим, разделяя хара”, или, другими словами, “давайте поговорим, открыв наши животы”. Характерные также такие выражения, как “харадацу” (подняться к животу, рассердиться); “харагитанай” (грязный живот, подлый человек, низкие стремления) и т.ин.

Важное место японцы отводят также “искусству хара” (живота) - “харагей”, названному Дж. А. Коддри “высочайшей формой внутренней коммуникации”. Под этим “искусством” маются на внимании процесс общения людей на расстоянии в результате интуитивной связи и понимание друг друга с помощью натякив.

Таким образом, живот японцы рассматривают как внутренний источник эмоционального существования, и раскрытие его путем харакири означает как бы открытие своих тайных и искренних намерений, служит доказательством чистоты помыслов и устремлений. Другими словами, за понятиями самураев, “сеппуку является крайним оправданием себя перед небом и людьми” и оно более символика духовного свойства, чем простое самоубийство.

Происхождение обряда.

Говоря о харакири как о явлении, которое развивалось и дошло своего логического завершения на японском грунту, нельзя не учитывать, что и в некоторых других народов Восточной Азии и Сибири встречались раньше обрядовые действия, похожие и чем-то отдаленно напоминают по сути японское сеппуку. Стадиально их можно отнести к более раннему времени, чем собственное харакири. Это разрешает предположить, что обряд вскрытия живота в ранний период истории народов Далекого Востока имел более широкое распространение и заимствовал старинными японцами, которые имели етнокультурни контакты с представителями этих народов. Прежде всего следует обратить внимание на обряд раскрытия живота в айнив. М. М. Добротворський описал один из способов самоубийства аборигенов Японских островов, полягаючий в вырезании брюшной пустоте (пэре) и что близко напоминал японское харакири. Харакири равно как и пэре, часто имело вид пассивного протеста и скоювалося, как заметил С. А. Арутюнов, не из отчаяния; оно мало быстрее оттенок жертвенности. М. М. Добротворський записал возле айнив слово “екоритохпа”, которое означает “принести в жертву инау”, или в буквальном понимании “порезать живот”. Это разрешает предположить, что сначала пэре було актом жертвоприношения добровольного, в качестве очистительной жертвы, или насильнического. Внимательное рассмотрение М. М. Добротворським морского инау (атуй-инау) - застругженой палочки, бросаемой айнами в воду во время бур в виде жертвы божеству моря, привело его на мысль о человеческих жертвоприношениях в прошлом. Гипотеза М. М. Добротворського подтверждается фактом антропоморфности некоторых инау. М. М. Добротворський различал в инау следующие части: главу [епусись (инау-саба) с маковкой (етохко), волосами (инау-сабару) и ушными кольцами из зстружених веревочек (нинькари)]; шею (трекуф); руки (теки); туловище, на котором отдельно различается передняя сторона (которо) с волосами (нуса которге), зарубками (тохпа) “как выражением разрезанием живота” и коротенькими застружками (кехпа-кехпа), что “идут от зарубок вверх и вниз и что выражают отвернутые вверх и вниз мягкие части передней стенки живота (гонт-ракисара)”; ноги (черен). “Судя по этим частям, - пишет М. М. Добротворський, - инау, без сомнения суть остатки человеческих жертвоприношений”.