Как человек познает Вселенную

Главная - Астрономия, авиация, космонавтика - Как человек познает Вселенную

Так, скажем, классическую механику нельзя применить к явлениям, которые происходят с близькосвітловими скоростями или в очень мощных полях тяготения. Для описания таких явлений нужна теория относительности. Неприменимой е классическая механика и к микропроцессам. Эту сферу явлений описывает квантовая механика, крайним случаем которой является механика обычная.

В свою очередь и в теории относительности есть свои границы применимости. Она не может описать физические процессы, которые происходят в надщільних станах материи. Соответствующая, загальніша теория еще должна быть построена.

К сожалению, основная трудность заключается в том, что далеко не всегда можно заведомо сказать, где именно проходят границы применимости данной теории. В таких ситуациях есть опасность распространить существующие теоретические представления на такие явления, для описи которых они непригодные, что неизбежно приведет к ошибочным результатам. Подобную возможность всегда надо иметь в виду, когда оперируешь новыми фактами. Здесь тщательная проверка добытых результатов особенно необходимая.

Если в какой-нибудь области науки есть несколько протиборствуючих гипотез, то в таких ситуациях преимущество обычно отдается той гипотезе, которая объясняет большее количество конкретных фактов. Тем не менее подобный критерий практики отнюдь не может считаться безошибочным. Дело в том, что согласованность с фактами нередко достигается в современных физико-математических построениях и моделях путем введения ряда предположений, разных параметров и всяческих поправочных коэффициентов. Поэтому при оценке научных теорий, предназначенных для описания сложных явлений, одной лишь согласованности с известными фактами еще недостаточно. Надо, чтобы предлагаемая гипотеза или теория наряду этим имела еще и способность предусматривать новые явления.

Этот критерий набирает особенно важного значения в тех случаях, когда невозможная экспериментальная проверка предлагаемых теоретических концепций, которые обсуждаются.

Рассматривая вопрос о критериях истинности наших представлений об окружающем миру, необходимо противопоставить позиции науки и религии. Религия исходит из того, что в основе всего, что существует и происходит, лежит божественная воля, и потому в любых событиях, объектах, процессах религия усматривает проявление сверхъестественных сил. Но этот основоположный принцип всякой религии ничем не доказан, не подтвержденный и потому принимается на веру.

В противоположность этому наука ищет настоящие связи между явлениями, раскрывает естественные причины того, что происходит, открывает реально существующие закономерности окружающего мира, ничего не беря на веру и проверяя каждое свое открытие практикой. И потому ни о котором связь между религиозной верой и научным знанием, ни о каком мирном сосуществовании науки и религии не может быть и языка. Не может быть потому, что религиозное и научное отношение к миру, подход к пониманию окружающего грунтуються на диаметрально противоположных принципах.

Учитывая принципиальную важность обсуждаемого вопроса надо остановиться на соотношении веры и знание кое-что детальнее.

Религия и вера в сверхъестественное неотделимые одно от одного.

При этом религиозная вера - это слепая вера, которая не нуждается в никаких обгрунтувань и доведений. Слепая вера сохраняется даже тогда, когда она вступает в очевидное разногласие со здравым смыслом, элементарной логикой и реальным станом вещей. Именно по этой причине религиозные люди легко мирятся с многочисленными внутренними разногласиями религиозных учений, а также с полным отсутствием каких-нибудь убедительных практических подтверждений религиозных представлений.

Слепая вера - это специфично религиозный атрибут, ей нет и не может быть места в науке. Неправомерно, например, ставить вопрос: «верит» или «не верит» ученый, скажем, у существования позаземних цивилизаций? Наука строит свои заключения только на основе фактических данных, которые есть в ее распоряжении, и их истолкование с точки зрения уже существующих теоретических представлений или специально для этой цели разрабатываемых. Эти выводы могут иметь разную степень достоверности, в зависимости от

надежности исходных фактических данных и результатов проверки практикой научных теорий, которые применяются для их объяснения. Но все это не имеет абсолютно ничего общего со слепой верой типа религиозной. А там, где начинается слепая вера, наука заканчивается.В тот же время определенный элемент веры в процессе научного исследования все же присутствующий: ученый верит в справедливость тех или других научных представлений, гипотез или теорий, в результаты тех или других наблюдений и экспериментов... Однако у такой «веры» нет ничего общего со слепой религиозной верой: она имеет совсем другую природу - такую «веру» правильнее называть «уверенностью», «убежденностью». Эта убежденность грунтується на многоразовой проверке научных выводов, на испытании практикой методов научных исследований, на всем колоссальном опыте развития природоведения и общественных наук.