Церковь и наука

Главная - Астрономия, авиация, космонавтика - Церковь и наука

Астрология - звезда, учение - псевдонаука, которая грунтується на признании непосредственной связи между расположением и движением небесных тел (главным образом планет) и явлениями общественной жизни. Астрология старается довести наличие влияния светил и их движения на “судьбу” людей, предусмотреть будущее, погоду, и т.п..

Зародилась в старинных странах. За средневековье развила в странах Европы. Среди известных представителей астрологов 16-17 ст. французский астролог Нострадамус и Ж.Б.Морен. На определенном этапе Астрология оказывала содействие развитию наблюдательной астрономии. Астрономия научность. Астрономия доказана открытиям М. Коперніка и дальнейшим прогрессом науки.

Тем не менее и теперь Астрономия распространена во многих капиталистических країнах.

Церковь и наука.

Учение Коперніка нанесло первого ощутимого удара по религиозному мировоззрению. И дело было не только в том, что разрушалась религиозная карта мира. Разрушались представление, которые церковь объявила абсолютной непогрешимой истиной. А это не могло на вызвать сомнения в непогрешимости и других религиозных догм. Начался процесс постепенного ослабления религиозной власти над умами людей, высвобождение масс от влияния религиозного мировоззрения.

Как же развивались “отношения” между церковью и наукой от средневековья до наших времен? Вследствие деятельности Коперніка, Бруно, Галілея церковь уже в средние возрасты была вынуждена определенным чином пересмотреть свои позиции. А в дальнейшему изменение исторических условий не раз заставляла защитников религии приспосабливаться к новым обстоятельствам. Особенно четко этот процесс приспособления можно проследить на примере католической церкви.

Минует два века, наступает ХІХ возраст. Новая капиталистическая формация завоевывает ведущие позиции в обществе, возрастает и рол науки. Католическая церковь не может игнорировать это обстоятельство. И на Ватиканском соборе в 1869-1870 гг. был провозглашен тезис о возможности познания Бог естественным светом ума через познание современного мира. Но к тому времени это была еще не столько попытка сблизить религию с наукой, сколько отображение стремления церкви нейтрализовать значение научных открытий, предотвратить их влияние на умы людей. Поэтому настійливо повторялось, что не следует возлагать особенно большие надежды на человеческий уму, и всячески подчеркивалось, что наука не должна вступать в разногласие с истинами веры, а лишь оказывать содействие их обоснованию.

Было торжественно заявлено, что церковь положительно оценивает научный прогресс и отныне не будет посягать на свободу научного исследования и самостоятельность науки.

В ноябре 1979 г. очередной глава римской католической церкви Іоан Павел ІІ впервые официально признал, что большой итальянский ученый Галілео Галілей несправедливо пострадал вследствие преследования со стороны церкви. Папа заявил, что инквизиция силой принудила Галілея отречься от учения Коперніка.

Эта акция еще раз свидетельствует о том, что современная церковь готова пойти на любые словесные поступки, чтобы создавать видимость отсутствия противоречий между религией и наукой и подтвердить возможность их “мирного сосуществования”.

Истинный смысл такой тактики целиком очевидный. Если современная религия ничего не может противопоставить научным данным в сущности, если она не в силе бороться с наукой прямо и непосредственно, то следует изобразить дело так, будто научная деятельность данная от Бог и потому не только не противоречит религии, а и с необходимостью должны приводить к Бог.

Бог не достижимый средствами науки, твердят, некоторые богословы, он находится за ее пределами. Поэтому свидетельство его существования следует искать в “белых пятнах современного природоведения”, в тех проблемах, которые науке не удается решить.

Возможно и научные прогнозирования кое-что другого рода. Если научная теория правильно отображает определенный круг естественных явлений и связи, которые действуют между ними, то она способная предусмотреть и такие явления, которые существуют. Но еще не открытые. Другим словами, научная теория имеет большую эвристическую силу, она не только объясняет а и организовывает открытие нового. Определенным чином направляет научную деятельность, помогая осознанно искать новые факты.