КАК ЧЕЛОВЕК ПОЗНАЕТ ВСЕЛЕННУЮ

Главная - Астрономия, авиация, космонавтика - КАК ЧЕЛОВЕК ПОЗНАЕТ ВСЕЛЕННУЮ

Постоянное усовершенствование способов познания особенно

хорошо можно проследить на примере астрономии. На протяжении веков астрономия была оптической наукой. Из всей богатейшей совокупности электромагнитных излучений, которые пронизывают космическое пространство, исследователи Вселенной могли изучать только видимый свет.

І хотя в атмосфере Земли, кроме «оптического окна», существует еще и «радіовікно», вплоть до конца первой половины XX века космические радиоволны не изучались, несмотря на то, что радио было изобретено в самом начале нашего столетия. Это объясняется тем, что энергия космического радиоизлучения ничтожно имела, а приемочные приборы, достаточно чувствительные для его регистрации, появились только после окончания второй мировой войны.

Радиоастрономические исследования сразу намного расширили возможности изучения космических процессов и за сравнительно короткое время дали множество уникальных сведений о Вселенной. Радиоволны хорошо проходят сквозь межзвездную среду и потому содержат информацию о таких космических объектах, от которых световые лучи к нам не доходят. Кроме того, космическое радиоизлучение очень во многих случаях связано с бушующими физическими процессами, которые происходят в разных уголках Вселенной. А именно такие процессы представляют наибольший интерес для науки.

За последние годы благодаря развитию космической техники астрономия превратилась на всеволновую науку. В частности, очень интересные исследования в инфракрасных, ультрафиолетовых и рентгеновских лучах проводились на советских пилотированных станциях «Салют», а также на советских и американских искусственных спутниках Земли. Особо ценные сведения были добыты в рентгеновскому и гамма-диапазонах электромагнитных волн.Качественно новые горизонты познания открывает и объединение новых методов с теми, которые существовали раньше. Например, решение многих проблем, связанных с изучением космических явлений, значительно облегчается в результате параллельных оптических, радиоастрономических и космических исследований, сравнение данных, добытых разными методами. В частности, только за этого условия можно понять физическую сущность ряда наблюдений, выполненных с космических орбіт.

Аналогичные примеры неуклонного расширения возможностей научного познания можно привести и из области физики, где создание все более потужніших ускорителей элементарных частичек дает возможность проникать в сокровенные сферы микромира.

Вся история развития физики, астрономии, а также других естественных наук убедительно свидетельствует о безграничных возможностях человеческого познания, о том, что по мере возникновения тех или других научных задач рано или поздно человек находит и методы их решения.

Диалектика научного познания. Современные защитники религии стремятся создать впечатление, которые науке присущий неполнота, что она не может дать довольно глубоких знаний о світ.

«Крепкая 1 надежная основа для науки недосягаемая,- твердит католический философ И. Бохенський в своей книжке «Путь к философским раздумьям», выданной в Фрейбурзі в 1960 p.- Поскольку научные знания уточняются и углубляют, научный метод познания ненадежный»'.

О. О. Осипов, деятель русской православной церкви, .который порвал с религией, рассказывал, что в беседах с ним некоторые руководители русского православия не раз говорили о том, что науке доверять нельзя, поскольку научные представления изменяются.

Такими есть утверждения современных богословов. А какая же действительность? Изменяются ли со временем научные представления?

Так, в меру открытия новых фактов изменяются. Особенно часто это происходит в наше время - эпоху научно-технической революции, чрезвычайно бушующего развития природоведения.

Тем не менее, или означает это, что защитники религии имеют рацию, или, наоборот, изменяемость надновых представлений говорит о силе науки, о ее неограниченной способности все более глубже познавать окружающий мир?

Анализируя закономерности научного познания, В. И. Ленин в своих «Философских тетрадях» определил главную, основоположную черту человеческой деятельности по изготовлению новых знаний очень точной и вместительной формулой: «Истина есть процесс» '.