Гибель и восстановления неоценимых сокровищ

Главная - Архитектура - Гибель и восстановления неоценимых сокровищ

В жизни народа архитектура так й само важная, как важная, скажем, поэзия. Расправа с наилучшими зодчеськими творениями страны - это покушение на народную культуру.

За этих крайних и трагических обстоятельств в распоряжении народа остается только один средство: начать сводить заново разрушенные памятки. Книжки сожжены, но рукопись осталась. На отличие от погибших памяток живописи исчезнувшие из земной поверхности памятки архитектуры в определенном понимании и роде могут быть воспроизведенные снова. Ведь ни один зодчий не сооружает здание своей рукой. За его проектом сооружение строят каменщики. Даже лепные работы он не выполняет собственноручно; их выполняют, за его рисунком и указаниями, мастера-лепщики. Каменщики и лепщики XII или XVII столетий не могут повторить для нас свою работу. Но "проекты" тогдашних зодчих - будто в наших руках. Это - обмеры, зарисовки и свитлини разрушенных вредителями памяток. Правда, "троцкисты" предусмотрели и это дело. Так как же недаром оба творения Иосифа Старцу (14) знесено "без предыдущих обмеров". И все-таки тех данных об этих прекрасных зданиях, которые нагромоздила за последние десятилетия русская и украинская наука, довольно для того, чтобы при знании дела и любви к ней точно восстановить проекты киевского "Фиорованти", а за ними - отстроить самые сооружения. Даже технологические свойства зданий можно восстановить с большой точностью. Конечно, в археологическом понимании новое здание не будет заменой давней. Тем не менее в понимании эстетичному и туристическому эта замена может быть полная. Нужно только, чтобы восстановление было выполнено тщательно и научно. Здесь не придется фантазировать. Выстроить снова можно будет, конечно, только наилучшие из уничтоженных памяток (трагизм положения заключается в том, что уничтожается в самый раз лучше всего; обычное и жалкое, по общему правилу, спокойно стоит на месте). Поэтому восстанавливать эти сооружения нужно в тому самому виде, в котором их знала современная наука. Только таким путем можно избегнуть всего сомнительного и произвольного [...]

II. "КОМИССИЯ ЗОДЧЕСЬКОй ВОССТАНОВЛЕНИЯ"

Дело восстановления разрушенных памяток не может ограничиваться Киевом. Этот вопрос имеет не только всеукраинское, а и всероссийское значение. Всю Россию последними годами пойняла волна бессмысленного руйнництва. Во всех уголках коренной Движении враги народа уничтожили зодчеськи творение, которым принадлежало бы стать бессмертными благодаря их художественным качествам. Напев время подумать об учреждении "Комиссии Зодчеськой Восстановления" (КЗВ) [...]Не в обедненному, не в урезанному, а в обогащенному заботливой реставрацией виде должна передать наши пор будущим поколением зодчеську наследство евразийских народов, и прежде всего русское и украинское наследство. Сокрушители, в наилучшем разе, вместо десятка форм архитектурного творчества прошлых столетий, оставляют образец какой-то одной формы. Богатую, разнообразную совокупность памяток, которая свидетельствует о неисчерпаемой рясноту талантов, они сводят к немногочисленным обломкам. Они оказывают содействие клеветникам на Россию и Украину, которые твердят, что эти народы не имеют размаха творческой фантазии. Повторяем: в наилучшем разе от большого целого они оставляют отдельные шматы; от повноскладових рядов сохраняют изолированные отрезки. Искусственно призволиться к деградации прошлое больших народив.

Нет, Россия и Украина не утерпят этого издевательства из себя и со своего прошлого. Они восстановят полноту рядов. Они снова заставят выигрывать красками всю совокупность созданных прошлыми поколениями художественных форм. Они включат в культурно-историческую цепь вырванные из него ценнейшие звенья [...]

История Евразии была уже свидетелем подобных восстановительных действий. Именно в такой способ украинский нарид, за сутки своего "векового подъема" в XVII столетии, поднял из руин памятки великокняжого периода. В этой грандиозной акции, которая еще не обрисованная и не оцененная как следует в исторической литературе, но которую автор этих строк выучил на десятках примеров, нельзя не ощутить напряженного влечения наилучших представителей тогдашней Руси-Украины к виднови тяглости национальной русько-украйнськой художественно-материальной культуры. Акция эта определяется такими именами, как Петр Могила в Киеве, Лазарь Баранович, Йоаникий Ґалятовський в Чернигове. "Восстановление" дало выследи. Зодчеська наследство великокняжой пор, которые, казалось, в Украине исчезнувшая почти без следа (см., напр., высказывание Боплана в первой половине XVII ст.), воскресшая с новой силой и славой. И уже не на деятелях XVII столетие лежит вина за то, что обозленные невежды наших дней снова уничтожили добрую половину сооружений, которые те отстроили. Эти деятели (напр. Йоаникий Ґалятовський в Чернигове) ставили себе в своих "реставрационных" роботах и сугубо археологические цели. Тем не менее их научные возможности во время виднови сооружений великокняжой пор были, конечно, в сотне раз меньшие за те, что их имеет наше поколение в деле восстановления недавно разрушенных пам'яток.

Могила, Ґалятовський и их соратники огромной мерой оказывали содействие сохранению индивидуального национального лица русько-украйнського народа. Так же и "Комиссия Зодчеськой Восстановления", возвратив народам Евразии утраченные части их культурного наследства, огромной мерой окажет содействие их культурному подъему. Повторяем, возвращение утраченного позарез нужное, чтобы снова заставить звучать художественную традицию прошлого во всей ее полноте и образности; чтобы всем гражданам страны даты чувства гордости за свою страну и ее прошлое; чтобы каждому из них привить "инстинкт историчности" и напомнить ему о поколении, которые жили и создавали на этом же таки грунти. Современность должна быть величнишою за прошлое. Тем не менее и прошлое имеет на полный голос рассказывать о себе.