Собор святой Софии в Константинополе

Главная - Архитектура - Собор святой Софии в Константинополе

В городе святая София выглядит накоплением камня и кирпича. Эта непостижимость противопоставляет ее всему городу и предрасполагает к ней внимание.

Этот храм называли просто Большой церковью.

Он был создан в 532-537 г. по заказу императора Юстиниана. Для строительства главного собора Византийской империи были приглашенные не профессиональные архитекторы, а профессора математики и геометрии, Анфимий из Тралл и исидор с Милета.

На месте большой базилики начали сводить огромный центричний дом с куполом, который накрывает огромное кубическое пространство. Четыре массивных сопротивлений, которые поддерживают ребристый купол на невысоком барабане, запрятанные за базиликальний построению плана. С востока и из мероприятия купол усложняется большими полукружиями и полукуполами екседр, в которые вписанное по трем екседри меньшей высоты.

Великолепие этого грандиозного сложного интерьера поражало современников, а византийские архитекторы не решались в дальнейшем соперничать с этим памятником: София оставалась недосягаемой вершиной, от которой велели отсчет, но к которой не решались приблизиться. После завоевания Константинополя в 1453 г. турки полвека присматривались к Айе-Софии, как они называют храм, а потом стали воссоздавать ее в многочисленных мечетях, в том или другому степени, которые приближаются к настолько же недосягаемому, как и в византийское время, образцу. Но турецкие архитекторы, среди которых был и знаменитый Синан, всегда старались не только копировать план и особенности интерьера Софии, но и прибавить внешнему виду своих мечетей новое качество - они создавали фасады. Чего в храме-образце очевидно нет.

Поперечный разрез

План первого яруса

Сначала люнеты собора давали слишком много света. При более поздний переработках его притушили, сузив прорезы, которое прибавило интерьера мистическую затемненисть.

София вибудована соответственно редчайшему и, видимо, осознанным принципом отказа от внешнего образа. Это одно сложно сшитый парус, надутый порывом ветра, витрило, что покрывает и осеняет интерьер, но формально не выявленный и не украшенный извне.

Если бы здесь был тилько купол, то храм можно было бы сравнить с палаткой, юртой, любым матерчатым сооружением на каркасе. Только каркас в данном случае распространен по всей ткани и буквально слит с ней. Это огромная оболочка, простертая над храмовым пространством, многосоставный, но единый купол, грандиозная и сложная метафора небесной сферы. Со стороны эта структурная, геометрически перечисленная и выверенная оболочка выглядит как хаотичное накопление форм, как гигантская груда строительных материалов и конструктивных элементов, на вершине которой находится плоский купол на барабане, который совсем не снимает впечатления аморфности и беспорядочности целого.

В отличие от внешнего вида храма, интерьер поражает своей структурностью.

Это странное свойство Софии делает ее восприятие чрезвычайно театральным. Из далеких видовых точек, из моря или из другой стороны Золотого Рога, памятник выглядит неясной массой.

Сегодня он не слишком выделяется среди пяти или шести мечетей, построенных турками по его образцу и четким силуэтам. Когда мечетей не было, ситуация была другой: храм, как и сейчас, поднимался над невысокой застройкой, но в большей степени собирала ее вокруг себя как высокий и немного обпливший холм или курган.

Из близлежащих к собору городских кварталов зритель видит накрытую куполом массу, в которой угадываются контрфорсы, отдельные арки и даже маленькие купольные храмики на двух опорных массивах, но не видит целого, которое растворяется в накоплении конструктивных блоков, основных и дополнительных объемов с оконными прорезами разной формы. И вдруг при входе внутрь эта груда глыб и камня оборачивается напоенным светом величественным храмом с мудро устроенным простором.

Византийци считали, что купол Софии подвешен к небам золотым ланцюгом.