Украинский архитектор Максим Мосципанов

Главная - Архитектура - Украинский архитектор Максим Мосципанов

Не богатая на факты биография Максима Мосципанова. Но она вызывает ряд мыслей. Прежде всего, действительно ли с переходом на военную службу закончилась художественная деятельность Мосципанова? Мы очень мало знаем об архитектурном и вообще художественном жизнях на Левобережной Украине во второй половине XVIII столетие. Глуховское строительство 1760 - 1770-тех лет, в пор Малоросийськой Коллегии, церковное строительство на Украине (особенно в Киеве), которое пышным цветом расцвело в последние десятилетия свободной и богатой монастырской жизни перед секуляризацией имений (1786 года), строительство губернияльних учреждений Левобережья в 1780 - 1790-тех гг., в конце концов строительство по большим имениям украинской и русской знати на Украине, - все это требовало архитектурных сил и талантив.

Года 1788 за М.Мосципановим считалось в Карпе и г.Новых Мельницах 26 крестьян чолович. пола и 21 крестьянка.

Архитектурное строительство на Левобережной Украине того времени было связано с блестящим развитием имперской архитектуры, который оставил замечательные памятки европейского искусства на русскому грунти. Строения Растрелли, Камероца и Ґраверги были и на Украине и они имело чем уступают перед наилучшими произведениями этих больших мистцив. Но було бы огромной ошибкой считать, что все архитектурное творчество на Левобережной Украине второй половины XVIII столетие шла в русле русского искусства. Этому противоречит деятельность таких украинских архитектурных ячеек того времени, как, например. Киевской школы, которая выросла в духе традиций Ґотфрида Шеделя, в лице ее наилучших представителей - С.Ковнира и а И.Григоровича-Барського. И бесспорно, что были в то время и на Левобережной Украине украинский архитечь, большие и меньшие таланты, которые их произведения большей частью не сохранились в вире истории, а их имена потерялись в массе архивного материялу. Случайно знаем, что известный со временем харьковский архитект Ярославский строил в конце XVIII стол. губернияльни учреждения в Новгороде-Северском. Знаем также, что в то время в Глухове (а, наверное, и в других местах Левобережья) работал украинский архитект Федор Савич.

Несколько слов о Ф.Савича, так как его биография где в чем напоминает жизненный путь Мосцинанова. Коллежский канцелярист (также канцелярии Малоросийського Сокровища) Федор Савич, представитель известной старшинской фамилии, был года 1772, по приказу Рум'яннева, предназначенный учеником к Квасова к "науке архитектуры" - "по собственному моему произволению", как упоминал он позднее в одном официальном заявлении. Под руководством Квасова Савич работал до 1778 года (еще в начале 1779 года он считается "архитекторским мучеником"). Он хорошо усвоил теорию, но признавал, что недостаточно знает практику.

Года 1778 Квасов подался к димисий и в скором времени умер (до 1781 г.). Савичеви надо было (да и хотелось) ехать кончать науку к Петербургу. Но бедность и родственные обстоятельства (глубокая старость и одинокость матери) стали этому на препятствии. Ведь горемычный архитект вынужденный был просить (25. V. 1778 г.) Рум'янцева освободи и и его от той науки и назначить снова "к грамотным делам" к Скарбовой Канцелярии. Румянцев не дал на это согласия. Года 1779 Ф.Савич "за познания в архитектуре" достал рангу военного товарища. Еще в 1780-тех годах он выполняет ряд архитектурных работ, в частности при достройке им же начатой (1779 г.) соборной Свято-Тройцькой церкви в Глухове (1782-1784 гг.) и, кажется, при восстановлении Глухова после страшного пожара 7. VIII. 1784 года. Но это были слишком узкие рамки для молодого архитекта. Талант прозябал в провинциальных условиях, и конец можно было предусмотреть. Савич, как и его старший коллега Мосципанов, вынужден был сменить архитектуру на обычную карьеру члена правительства. Года 1782 он был предназначен начальником стола Новгородсиверськой Казенной Палаты, г. 1784 достал рангу титулярного советника, а г. 1790 был асесором этой палаты. Дальнейшая судьба его нам неизвестная.Можно думать, что под руководством такого талантливого мастера, как Андрей Квасов. на Левобережной Украине в 1760 - 1770-тех годах совершалась новая украинская архитектурная школа, которую можем условно назвать Глуховской, влияние ее на архитектурное строительство Левобережной Украины второй половины и конца XVIII столетие требует специяльного исследование. Нет сомнения, что отставка Квасова г. 1778 нанесла этой школе большого удара, хотя возможно, что она, в лице учеников Квасова, продолжала еще существовать и таким образом дальше влияла на развитие украинского строительного искусства.

Итак были тогда на Левобережной Украине свои украинский архитечь, были, наверное, и архитектурные таланты, только мы их еще мало знаем. В самом деле, разве нам известно, кто именно строил такой выдающийся памятник украинского клясицизму, как новгород-северская "триумфальная" ворота 1787 года? В ней настолько выразительно заметное влияние баженовськой школы, которые можно предположить участие или самого большого мастера (кстати, связанного с "новгородсиверцями"), или по крайней мере кого-то из его учеников (может, Львова?). И или не пришлось Королевскому городничому, по приказу начальства (Рум'янцева) или по приглашению своих новгородсиверських друзей, вспомнить "лета молодий" и науку Баженовата Квасова? Жаль, что до сих пор не посчастливилось докопаться в архивах к имени автора этого замечательного произведения!

Но лицо Максима Мосципанова должен интересовать не только историка украинского искусства. Очень интересные вообще его связи с В.Баженовим, его учителем в науке архитектуры. Дело в том, что Баженов был близок к тем кругам, которые враждебно относились к политике Екатерины II. Философ и масон, связанный дружескими отношениями с найчильнишими представителями русской либеральной интеллигенции, большой приверженец цесаревича Павла Петровича, Баженов не мог не разделять присущий этим кругам кое-что критического отношения к катерининськой политики на Украине, а его персональные связи с выдающимися деятелями украинского автономизму, в частности с Г.А.Полетикою, свидетельствуют о его политических симпатиях и вместе с тем указывают на возможные источники его информанты об Украине. По нашему мнению, Баженов близко стоял к тем передел, которые, очевидно, имели место между русской оппозицией и украинскими 1780-автономистами тех лет и которые были, так или иначе, связанные с заграничной миссией Василия Капниста 1791 года. В свете этого фигура ученика Баженова, бывшего флигель-адьютанта Рум'янцева Максима Мосципанова, что занимал довольно уважительное место среди украинского общества Новгородсиверщини, набирает особого интереса.