Украинский архитектор Максим Мосципанов

Главная - Архитектура - Украинский архитектор Максим Мосципанов

Украинский архитектор Максим Мосципанов

Что интересного для историка в лице скромного Королевского городничого, который много лет - и, наверное, не в "гоголевском" стиле - следил градоначалия и благочиния в своем родном месте? Следует ли вытягивать из-под архивной пыли упоминание о цього, якобы обычного члена правительства Новгородсиверського наместничества? Наверное, таки следует. Так как же недаром в свое время в "Киевской Старине" было посвящено ему небольшую заметку, которая так и потонула в этом кладези всякой украинской старины. А то, что мы очень мало знаем о его жизни, совсем не значит, что оно было нецикавим.

Карьера Максима Мосципанова не была обычной. Отец его, Клим Корнеевич, был сын посполитого с.Подолова, Кролевецькой сотни, подвергнутого генеральной судийной Чарнишовой. Человек хорошо грамотный, он был писарем Кролевецькой сотни, а со временем дослужился к ранги бунчукового товарища (1781) и имел за собой подвергнутых 6 душ обеих статей. С двух его синел младший Матвей был г. 1788 вахмистром Орденского Кирасирського полка. Старший, Максим Климович Мосципапов, родился где-то на 1740-начала тех лет. Он достал неплохое образование (возможно, в Черниговскому Колегиюми). Службу свою начал он г. 1759 в канцелярии Малоросийського Сокровища, военным канцеляристом, и был там до 1763 года.

Но канцелярская работа не очень влекла этот небудничный человека: Максима Мосципанова интересовало другое. Года 1763 он, с разрешения гетмана Кирилла Розумовського, "определен в обучение для нации малороссийской... (архитектуры)" и 6.VIII. 1763 г. стал "архитектуры помощником" а с 1765 года был уже самостоятельным архитектом. Учителем Мосципанова был выдающийся украинский архитект половины XVIII столетие - Андрей Квасов, ученик Растрелли. У него Максим Климович "обучился... арифметики, частию геометрий, копирования чертежей, снятия с малых ситуациев планов, фасадов и при произвождении практики в присмотру казенных работ прилежним оказивался и обходился добропорядочно", как аттестовал его Квасов в начале 1766 года (22.1.).

Успехи Мосципанова обратили на себя внимание глуховских органов власти и самого Рум'янцева, и того же года он был послан "для докончания начатой им архитекторской науки" к знаменитейшему московскому архитекта Василия Баженова, "профессора и члена разных академиев", первого вицепрезидента петербургской Академии Искусств, который учился архитектуры за границей, в частности в Дюваля в Париже, и г. 1761 составил при парижской академии испытание на звание архитекта. Баженов скоро оценил здибносги Мосципанова. В ноябре того же 1766 года он писал Рум'янцеву, что Мосципанов "особой его к оной ("архитекгорской науке") склонностю и усердным прилежанием и в начальных пропорциях приобретенным знанием заслуживает в себя рекомендаций". Присылая Рум'янцеву "зделанной им (Мосципановим) по задачам в. с-ва (Рум'янцева) прожект", Баженов писал: ,,Со всякой справедливостию... засвидетельствовать могу, что вон, Мостипанов, подает хорошую надежду быть полезным у сем художестве отечеству" - и, поддерживая ходатайство Мосципанова о предоставлении ему "приличного его науке чина", просил "наградить его, как для содержания себя, так для покупки необходим потребных к артитектуре книг и на инструменты с материалами, годовым достаточным жалованьем, что вон совершенно в свое время отечеству заслужит".

Не знаем, которые были следствия этих рекомендаций, но Мосципанов работал в Баженова еще в сентябре 1767 года. По всей видимости, молодой архитект (О.М.Лазаревський, автор заметки в "Киевской Старины", называет его "первым малороссийским архитектором") с увлечением отдался своему делу. К сожалению, не известно подробнее, успел ли он выйти на широкий путь художественной майстерности. Но имеем основания думать, еще не в одном строительстве того времени - и на Украине, и в России (в Москве) - он принимал участие. Возможно, что в разных строениях (и репарациях) Квасова в Киеве и Глухове, а также в имениях Рум'янцева на Украине, остался следует художественного таланта Мосципанова.

Но что-то перебило художественную карьеру украинского архитекта. Возможно, что Мосципанова потащило на Украину; возможно, что материяльни условия архитектурной работы не могли обеспечить его как следует; а еще надо сказать, что в глазах тогдашнего старшинского общества, которое только что вылущилось с казацкой, поповской, мещанской, ба даже крестьянской скорлупы, занятие архитектурой как профессией отнюдь не могло импонировать. А здесь подошла российско-турецкая война, и наш архитект меняет перо военного канцеляриста на саблю воина. Года 1773 он достал рангу поручника, а г. 1774 находился в штабе Рум'янцева, на должности флигель-адьютанта "ранга капитанскаго". Военную службу он продолжает также после войны и г. 1779 получает рангу секунд-майора.В октябре 1781 года Мосципанов, тогда "абшитований майор", был предназначен на Королевского городничого, а г. 1782 достал ранг надворного советника. Года 1787 он просил наградить его орденом св. Владимира IV степени, но, кажется, напрасно. На должности Королевского городничого Мосципанов оставался долго, возможно, до конца жизни. По крайней мере еще года 1797 коллежский советник Максим Мосципанов был городничим в Карпе. Последние года Мосципанова прошли тихо в провинциальном закоулке. Мирно начальствував он над градом Карпом. Здесь он и вступил в брак с дочуркой коропчанина и коропивського казначея, коллежского асесора Василия Лихошерстова - Марией, от которой имел нескольких сынов. Умер он где-то в последних годах XVIII или в начале XIX столетие.