Федор Солнцев - археолог и реставратор

Главная - Архитектура - Федор Солнцев - археолог и реставратор

Ознакомившись с остатками давних фресок Софийского собора, Ф.Солнцев дает правильную атрибуцию, ставит вопрос о раскрытии и возобновлении их. Это видно из его записки императору. Даже наивный проект покрыть давние фрески медными досками, которые имели бы править за основу для новой живописи, удостоверяет его стремление сохранить первоначальные изображения неприкосновенными.

Отношение Ф.Солнцева к памятке прочитывается в таких его рекомендациях относительно возобновления фресок: тот, кто взял на себя обязанность возобновить живопись, должны заправить по исправленному тиньку только те места, где пообсипалися краски; чтобы не выгорали, краски должны быть разбавлены на известковой воде; во время заправки нигде не затрагивать контуры, а идти за давними абрисами; краски употреблять металлические или земляные, чтобы на заправленных местах не видно было пласта красок и чтобы запрос соединился с давней живописью; закончив всю эту работу, живопись покрыть олифой и масляным лаком (28).

Такое самое випереджувально-дбайливе отношение к давним мальовань прослеживается и в условиях договора с М.Пешехоновим, которого Ф.Солнцев, рекомендуя, характеризовал как "мастера весьма ловкого в иконописи и запросе икон". Условия наиому М.Пешехонова, как можно предположить, также выходили от Ф.Солнцева. Так, М.Пешехонов обязывался "не изменять давних контуров, следуя во всем давним абрисам, заправлять по тиньку утраченные места так, чтобы запрос не было заметно и чтобы проявить невредимую ценность византийской живописи" (29).

Тот самый подход просматривает и в одном из документов Комитета, составленному уже после устранения М.Пешехонова и тоже, наверно, Ф.Солнцевим: "Возобновить под тот самый цвет те места, на которые краски выгладились, отстранить повиступали пятна, написать новые изображения в строго византийском стиле там, где фрески не найдены или их уничтожено" (30).

Большая заслуга ученого в фиксации состояния живописи памятки к реставрации и применении метода пластового расчищения изображений.

Ф.Солнцев так описывает работу в соборе в 1843-1846 годах: "Комитет допускал искать и промывать живопись, которая открылась под тиньком, не иначе как после предыдущего снятия рисунков из него, с той целью, чтобы когда под открытой живописью не окажется давнишого, то можно было бы возобновить его, пусть даже бы он был не давнишим за XVII -XVIII столетие. Иногда на тому самому месте обнаруживали несколько пластов живописи, которые принадлежали к разным эпохам. После снятия одного пласта делали рисунок из открытого изображения, потом промывания длилось, и после второго пласта делали второй рисунок. Если же за ним открывали давнюю живопись, то не было уже нужды делать рисунок из него, и его прямо реставрировали" (31). Ф.Солнцев также отмечал, что он сам имел "рисовать для мастеров на стенах контуры и показывать цвета, а для тех мест, на которые не оказалось давней живописи, доискивать и составлять новые рисунки в давнем стиле" (32).В Институте рукописи Национальной библиотеки Украины им. В.И.Вернадского сохраняются 29 акварелей, которые являются уменьшенными копиями мальовань из Софии Киевской. Датируются они 1843-1849 годами. На большинстве листов подпись Ф.Солнцева (33). На позир кажется, что именно эти копии опубликованы в атласе "Древности Российского государства". Однако после тщательного обследования оригиналов, а также изучение архивных источников можно с певнистю твердить, что это совсем другие образцы, до сих пор не введенные в научный обиг.

В копиях Ф.Солнцева впадает в вече стремления подражать характерному стилю мальовань XI век. За В.Лазаревим, главный признак такого стиля заключается в том, что лицо сохраняют ту относительную объемность, которую всегда так ценили византийские художники. Линейное трактование подается в строгой соизмеримости со светотеневым. Переходя от просветленных частей к затемненным, художник с неотвратимой логикой создает рельеф лица. Этот рельеф, свойственно даже полурельеф, не такой сильный, чтобы отрываться от плоскостей. Но он довольно ощутим, чтобы зритель воспринимал округлость формы (34).

Фрески XI столетие на копиях Ф.Солнцева имеют немного яскравиший вид, чем мы видим их ныне. Широкий диапазон чистых локальных цветов звучит в холоднишому, чем когда-то, регистре. Желтоватый налет, который формирует наше современное колористичне восприятие мальовань, - это потемневшая олифа, которую после горячего просачивания ею фресок в 1849 - 1853 годах так и не удалось удалить.

На части листов живопись выдержана в другом стилистическом ключе. При внешнем сходстве пропорций, постав, движений слидно выразительное нарушение гармонии эмоционально-образной структуры и зображально-пластичного ряда мальовань. Для этих изображений Доротея характерная живописная, а не линейно-графическая манера отдачи объема. Вместе с тем на изображение условно, вне любого соответствия настоящему объему фигуры, подчеркнутого с помощью светотеневого и живописного моделирования формы, нанесено темной вохрою рисунок бганок одежды. Пробелы также наложены произвольно и не отвечают структуре объемов. Цвета этих изображений густиши, насичениши - утрачена акварельная легкость колорита, которая так приближала предыдущие листы копий к фрескам. Стилистические особенности этих копий дают возможность отметить близость их к работам греческих мастеров XVII столетие в киевской церкви Спаса на Бересте.