Городские ратуши

Главная - Архитектура - Городские ратуши

Комплекс идеологических факторов повлиял на возникновение феномену ратуши в Бучачи. Ее строительство свидетельствует о появлении нового этапа в развитии города, а также о крепкой творческой связи между скульптором и архитектором. Ратуша в Бучачи сведена уже в новом городе, несмотря на то, что на старом рынке было довольно места. Лишь новая локализация могла оказывать содействие йй информативно-символическому впливови на сознание бучанских мещан. Николай Потоцький, каневский староста и основатель ратуши, желая прославить свое имя, также повлиял на ориентацию главного фасада этого сооружения. Главный фасад звернутий к мероприятию, тыльный к старому городу. Наглость нового Бучача незаурядное, но именно это показывает, насколько важным сооружением в городе была ратуша и насколько принципиальным было ее значение для удовлетворения амбицийности аристократов. Требования Потоцького также затрагивали архитектурное решение фасадов, которые эстетично превосходили ратушу в Льве. Для реализации своей цели Николай Потоцький привлекает архитектора Бернарда Меретина и скульптора Ивана Георгия Пинзеля. Собственное этот тандем стал основанием успеха. Биография Пинзеля связана со строительством ратуши в Бучачи. Лишь после завершения строительных работ скульптор смог вступить в брак [6]. В это время ему было около тридцати лет. Декорационные работы на ратуше довели его мастерство, а брак открыл дорогую к получению права мастера и учреждение мастерской [7]. Общая работа на строительстве с Меретином также завершилась тем, что крестным отцом первого сына Пинзеля (которого назвали Бернардом) стал именно Меретин [8]. Ведь время сооружения ратуши в Бучачи стал для Меретина и Пинзеля периодом самовыражения и началом общей творческой деятельности. Также следует указать, что Бернард Меретин преимущественно разрабатывал проекты, а их реализацию вели строители. В Бучачи ответственность за соблюдение идеи проекту лежала на иванови Георгиеви Пинзели, который с семьей жил в городе и хорошо знал его среду.

Собственное знание и понимания пространства города, его социальной и профессиональной стратификации, присутствия аристократической культуры и сформированного учреждения городского управления имели решающее значение в процессе формирования зданий ратушей. Наполнение ратушей прозрачным смыслом и значением свидетельствует об их символической знаковости. Приклади исследуемых зданий из таких городов як Львов, Самбир, Рава-Руська, Жовква, Дрогобыч, Янив, Сокаль, Белз, Судебная Вишня, Городок та др., свидетельствуют не так об «презентации предмету или событий, як о сознательных ссылке и результатах сознания» [9]. Поэтому можно сказать, что ратуши являются знаками культуры и посредниками, в основе которых лежит «идея долучення человека к мировому спектаклю, который она осматривает» [10]. Если припомнить изменения политических режимов в городах Галиции, то одним из первейших актов новой власти было поднятие флага собственное на ратуше и провозглашение новых деклараций, публичные смертные казни перед ратушами или заключение мещан в ее пивницях. Функциональное решение этих сооружений в своей основе сосредоточивает также идею авторитарного правления мистом.

Описывая небольшое количество ратушей, но определяя их теоретическую систему, можем говорить о том, что они есть «в отношении к идеологии способами (или возможностями) ее выражение» [11].За границы этого короткого обзора ратуши вынесены принципы и закономерности архитектурно-планировочных типов, как также стилистические характеристики архитектурного решения фасадов. Отдельное исследование в будущему планируется провести в ратуше Львова, которая является выражением идеологии метрополий. Без внимания остались деревянные ратуши, а также ратуши городов центральной Украины, в которых оказались черты синтеза идеологии двух пограничних империй - Австро-Венгерской и Русской [12].

Литература

1. Рычков П.А. Градостроительная эволюция Станислава в XVII-XIX вв. // Архитектурное наследство. - Москва. 1996, № 41. - С. 83.

2. Liske X. Cudzoziemcy w Polsce. - Lwow, 1876. - С. 172.

3. Kowalczyk J. Sebastiano Serlio a sztuka polska.- Wroclaw, 1973. - С. 214.

4. Czolowski A. Janusz B. Przeszlosc i zabytki wojewodstwa Tarnopolskiego. - Tarnopol, 1926. - С. 183.

5. Wojewodztwo Tarnopolskie. - Tarnopol, 1931. - С. 443-444.

6. Ostrowski J. Jan Jerzy Pinzel - zamiast biografii. // Sztuka kresow wschodnich. - Krakow, 1996, t. 2. - С. 363.

7. Ibid. - С. 364.

8. Ibid. - С. 367.