Памятки архитектуры Киевской Движении

Главная - Архитектура - Памятки архитектуры Киевской Движении

Десятинная церковь. Найранишою из церквей, который их выстроил Владимир Большой в Киеве, была деревянная Василивська. И уже от 989г. Владимир взялся за строение большой строящейся церкви, которую “поручил Настасиеви корсунянинови и приставил служить в ней корсуньских попов, и винчував всем, что взял был в Корсуне, - иконами, посудой, крестами”. Была это знаменитая Богородицка церковь, прозванная Десятинной, так как на нее назначил Владимир десятину своих доходив.

Прототип Десятинной церкви следует искать в церкви абобського городища в Болгарии. Так как во времена правления Владимира и Ярослава украинская церковь подлежала болгарскому патриарху на полуострове Охриди. Видсиля пришли в Украину первые богослужебные книжки, система возложения фундаментов на деревянной пидмостци, здесь же надо искать прототипов поземного плана и елеваций Десятинной церкви.

Построенная в 996-998 г.г., она уже в 1017 г. пала жертвой пожара и была обновлена при Ярославе. В 1230г. всколыхнул ее основы землетрясение, а в 1240г. она завалилась от напора народа, который прятался от нашествия татар. В руинах она простояла к временам митрополита Могилы, который в ее пд-зх кованые выстроил церковь Св. Николая. В 1824г. московский архитектор Стасов разобрал ее румовища и на том месте выстроил совсем новую, “византисько-руську” здание. Западную и южную стены нового здания Стасов опер на старых фундаментах, но характеристическую для княжеских пор кладку стен уничтожал вконец. Большевики окончательно разобрали этот будто византийский дивоглад и к сдаче затерли следует по церкви Владимира Большого.

К счастью, перед строением Стасова вокруг старых стен были проведенные археологические раскопки, которые сохранили для науки останки настенных мозаик, шматы фресковой стенописи и фрагмент греческой надписи на каменных плитах, вмурованных в южную стену здания. Кроме него в румовищах старая церковь найдена много обломков декоративной резьбы. На особое внимание между ними заслуживают те, что покрытые загадочными тризубами, известными нам из монет Владимира.

Килькадесять разноцветных золотых и серебряных кубиках, которые остались по мозаикам Десятинной церкви, дали возможность исследователю Айналову высказать мысль, что те мозаики “были выполнены с большим мастерством и совершенством, которое им не равняют софийские мозаики”. Так же шмат фресковой стенописи, на которой уцелевшая горишня часть лица какого-то молодого святця, привел исследователя Сичова к таким выводам: “Разбирая стиль этого шмата, испытываем удивление его глубокой старовинности, что переносит нас далеко вне границы византийской художественной культуры Х-го возраста. Творится очерченное впечатление, которое творцу той фрески не были чужие традиции и приемы енкаустичного живописи, которая своего художественного образования набрался он в той среде, в котором еще не потерялись традиции египетского-эллинистического портрета. И здесь политические следы византийского иконописного ригоризма, но нет еще того трафарета, который воцарился в византийской иконописи Хи возраста”.

Киевская София. Величие Царгородськой Софии цисаря Юстиниана миновали была вдохновением для князя Ярослава Мудрого, который став в Киеве твердой ногой, уже в 1037г. берется к строению своей кафедры. Строение продолжительное долго, вплоть до 1061 или даже 1067г., и когда Ярослав “украсил ее золотом и серебром, посудой и многоцинними иконами”, то “не было для нее пары на всий севера, от востока до мероприятия”.

Киевская София первоначально имела пять нав и столько алтарных апсид от востока. В целом Киевская София исполняла прямоугольник 39х34г. Внутреннюю конструкцию сводов и луков, над которыми поднималось 9, а может и 13 куполов, подпирали 12 стовпив- пилонов. В противенстви к базиличного заложення Десятинной церкви София имела синтетический, центро-базиличний характер как в поземном плане, так и в построении (елеваций).После современного состояния науки надо согласиться со взглядом, которая Киевская София, за всей своей ноторийной византийськости, была не результатом механического перенесения на киевский грунт котрогось из готовых византийских образцов, а произведением настолько оригинальным, насколько невизантийскими были грунт и атмосфера ее украинского окружения. А надо еще тямити и это, что строил ее властитель, который хотя жил в живых связях с Византией, но имел в своих жилах норманську кровь, а сам был “тестом Европы”.

Софийские фрески и мозаики.

Еще в 1848г. в Софии были открыты фрески времен Ярослава, который их при могилянський основе забелили. Здесь же обнаружился “старец иринарх”, взялся их грунтовно “обновить”. Дивом урятувалися от “обновы” фрески, которые были тогда под иконостасом и в Михайловскому придили. В 1885г. были открыты мозаики главного купола и на столбах “победной арки”. Мозаики были украшены главные части кафедры: главный купол, победный арка и пресвитерия, тогда как сдачу стен укрывали фрески.

И малярная декорация Софии ценная еще одной, очень характеристической деталью: кроме мозаик и фресок с библейским изображением, есть там фрески с бытовыми сценами, ба даже попытки портретной живописи. Внутренние стены краеугольных кафедры покрыты циклом картин (свыше 130 фигур), которые передают сцены из жизнь княжеского двора.