АРХИТЕКТУРНЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

Главная - Архитектура - АРХИТЕКТУРНЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

Ознакомление со всем предоставленным мне материалом убеждает, что подобно к русскому строительству, украинское - плоть от плоти народного, крестьянского искусства. Так же, как найвеличниши архитектурные творения Новгорода, Пскова, села Коломенского и Москвы обнаруживают выразительные признаки трансформации в камне давних деревянных форм, наилучшие произведения украинской архитектуры не могли бы быть созданные, если бы когда-то не родились в дереве. Это тот самый здоровый процесс перерастания одних форм в другие, что мы видим во всей истории античной архитектуры.

Г.Логвин справедливо упоминает свидетельство о первой дубовой Софии Новгородскую с 13 верхами(11). Не сохранилось ни одной давней деревянной церкви в Украине, и мы можем размышлять, который они имели вид, только на основе более поздний графических материалов, но в том, что ими когда-то была покрытая вся страна, не может быть сомнения, как это было и на [Московской] Движении. Г.Логвин, не без оснований, видит в Петропавливський церкви Новгорода-Северского один из ранних примеров плодотворного сотрудничества русских и украинских зодчих(12). Точная дата сооружения ее - неизвестная, но она может приходиться еще на первую половину XVII век.

С 1638 года происходили беспрерывные сношения Украины с [Московской] Русью через частые деловые приезды украинцев к Москве и установлению постоянной переписки. Так, во второй половине июня того года к Москве приезжал игумен Густинського монастыря с жалобой на "гонение за веру", что служат причиной массовый отхода из Украины в Россию. 29 октября 1640 года Киевский митрополит Петр Могила обратился к царю Михаила Федоровича с супликою, прося об "милостыне на благоустройство разоренных униатами церквей", и в ответ получил грамоту "о жаловании на благоустройство церквей". Этот благосклонный ответ вызвал ближайшими годами целый поток суплик десятков монастырей, которые тоже имели успех. Благодаря всему этому было установлено постоянные дружеские связи Украины с Россией задолго к воссоединению их за Богдана Хмельницкого. Суплики преисполнены описаний гонений пришлых езуйтив и униатов на православную веру. В письмах ощущается ожидание на воссоединение, и предвестниками его были первые русские зодчие, которые начали восстанавливать разоренные церкви(13). Свидетельство этой помощи мы видим в таких ранних памятках, как собор Рождества Богородицы в Мовчанському Печерском монастыре Путивля, построенный в 1630-1636 годах(14).И в самом деле, довольно только взглянуть на декоративную обработку стены собора, чтобы не было сомнения, которое в его строительстве принимали участие русские мастера. Есть все основания припускать, что собор - настоящее детище дружеского общего творчества русского и украинского зодчих. Один россиянин или один украинец решили бы, как имел бы выглядеть храм, по-разному. Так, типичная для XVII век русский обработка лиштов окон, особенно нижнего окошка, которое очень напоминает такие самые в церкви Вознесения в Коломенскому, прямо свидетельствует о руке русского мастера. Со второй стороны - которому псковцю спало бы на мысль раскинуть по всей стене своеобразные кирпичные орнаментальные полосы, островерхие городки и еще арки - воспоминание о бывших закомари?

Целиком очевидная общность работы московита и украинца в замечательной надбрамний церкви Спасо-Преображенського монастыря в Новгороде-Северском. Композицийно-обсяговий замысел здесь сугубо украинский, гульбище и пидклит - русские, а обрамление - общее для одних и вторых. Руку русского зодчего особенно ясно выдает въездные ворота и ее московская обработка резными колонками. Не будет ничего странного, если когда-нибудь удастся найти доказательства непосредственного участия в строительстве надбрамной церкви самого Иосифа Старцева. Или не о ней есть упоминание в договоре относительно третьего его здания, известная нам из переписку Мазепы с царями Йоаном и Петром?

Совсем украинский вид имеет прекрасная колокольня Путивльського Мовчанського монастыря, построенная на изломе ХУии-ХУиП веков (в 1700 году она уже была). Такое самое типично украинское строение обсягово-композицийного образа храма мы видим в прекрасной церкви села Лютеньки, что ее выстроил полковник Михаил Борохович в 1686 году*** . Все в пои необычно изысканное и стройное, начиная из замечательного плана и заканчивая здийнятими вверх самостоятельными частями пяти камер, каждой со своим покрытием(15).

Еще больше ощутимое украинское художественное дыхание в Покровскому соборе Харькова, построенному в 1689 году(16) [...]

Абсолютно украинскими вообще и в деталях есть церковь гетмана Апостола в Сорочинцях (1730-1732 гг.), пышно украшенная резьбой, которая подражает вышивкам рубашек, и Тройцька церковь Густинського монастыря (1674 г.); монументальная, бесспорно, народная Николаевская церковь Нежина и впечатляющие мури с башнями Преображенского монастыря в Новгороде-Северском, также перенятые народным духом.

Мешанное московсько-украйнський отражение лежит на волшебных гражданских зданиях, таких, как полковая канцелярия в Чернигове, построенная полковником Лизогубом. В ней, как и во многих других памятках, сооруженных в конце XVII - в начале XVIII век, нелегко отличить частицу русского и украинского зодчих в их общей работе. И, как мы видели, существуют и такие памятки, где за их украинской сутью совсем не ощущается руки русского мастера и, наоборот, есть и другие, почти целиком перенесенные с севера на юг.