АРХИТЕКТУРНЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

Главная - Архитектура - АРХИТЕКТУРНЫЕ ВЗАИМОСВЯЗИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

Старцев возил с собой к сотне специалистов-мастеров, к которым приобщал еще местных людей.

Чтобы достать представление, которыми были обстоятельства такого строительства и как оно происходило, довольно будет ознакомиться с представленным дальше основательным контрактом, заключенным в 1692 году каменщиком Матвеем ефимовим на строительство церкви в Глухове.

"Года 1692 месяца октоврия 24 дня. Контракт с каменщиком П.Матвеем ефимовичем, учиненный на мурування церкви Святого Архистратига Михайла в Глухове. Образ и подобие, как должен муруватися церковь Святого Архистратига Михайла в Глухове. Широта и долгота той церкви, так же середины или копули, как тоже в алтаре и придилах обеих сторон, такой должны быть и таким подобием, как церковь святителя Христового Николая, новостроящаяся в Стародуби, мастерством сего же мастера сделанная, кроме паперти литийной; паперть литийна напереди должны быть в глуховской церкви более широкая на аршин и длинная на аршин один и высшая на сажень над паперть стародубивськой церкви, и имеет литийной паперти купол равен быть с олтарною куполом, а не так, как в Стародубови; высота церкви Святого Архистратига Христового Михайла в Глухове должны быть самая копуля саженью вверх высшая от церкви стародубивськой, и должны быть в церкви глуховской в стенах самой середины под окна стародубивськой церкви другие окна круглые, алтарь также высший, что квадруеться к середине или к копули, удели высотой на два аршина высшие от придилив стародубивськой церкви, склеп должен быть в глуховской церкви также в литийний паперти, как и в стародубивський. Контракт на глуховскую церковь такой: Матвей ефимович, мастер стародубивськой церкви, который должных мурувати в Глухове церковь, должен он своим кирпичом, своей вапною, своим железом, своим камнем ставить глуховскую церковь и челядью своей и всю тую мастерию своими подводами должен к церкви возить. Извести и кирпич своим коштом и своими дровами жечь имеет. За то все средство, как выставит церковь глуховскую за описанием этим, дать ему Матвею ефимовичу готовых денег шесть сот рублей копейками, а пять сот рублей чехами, всей суммы одиннадцать сот рублей. Продовольствия лигоминни дать ему: тридцать осмачок муки ржаного, пять осмачок крупов разных, пять пудов сала, шесть пудов соли..."(5)

М.Холостенко думает, что Матвей ефимович - или в другом месте Матвей ефимов - был украинец, а не московитин, но думаю, что это не так. В самом деле так как, украинские слова, которыми пересыпано местами текст контракта - вещь обычная во всех договорах, которые укладывались в Украине с приезжими русскими мастерами, так как их писали на месте украинские писари-грамотеи. Довод, который ефимова названо "господином", тоже не убедительный, так как, много строя, он был зажиточный, жил как помещик и носил название, естественно, "господином"(6).

Йменування "господином" случается еще в одном контракте, который ефимов заключил в 1695 году на строительство третьей церкви -Петропавловского монастыря в том же таки Глухове*: "Законтрактованный господин Матвей ефимович, записанный государевым мастером мулярськой дела". Это титулование прямо указывает на | московское происхождение ефи-! Язык(7) [...] и Иосиф Старцев также строил, кроме упомянутых двух церквей в Киеве, еще церкви для других заговорящих, как это вытекает из переписку Мазепы с Москвой.

Еще один аналогичный случай работы московского мастера в Украине был в 1705; году, когда популярный зодчий Григорий Иванович Устинов, который много строил в Москве, имел уже звание "архитектора", заключил с нежинским протопопом и Павлом Васильевичем Яворським, братом митрополита Степана Яворського, договор на строительство большого храма, который сохранился до этого времени, хотя и без куполов, с одними под банниками**. и О своем авторстве пишет сам Устинов в суплици Петру и, прося царя отпустить его к Нежину на достройку начатой церкви(8). Об обстоятельствах данного строительства мы узнаем также из письма самого митрополита к брату с 1705 года. "Уговорил я сего подрядчика Григория Ивановича Устинова, человека в самом деле определенную и в живописи и в архитектуре умелую, лишь бы он по образцу тем, на котором и вы, и я, и он подписались, выстроил церковь, а я ему платить должен видрубом семь тысяч рублей, а на ваши украинские деньги тридцать и пять тысяч"(9).Из этого письма видно, что Устинов в пожилом возрасте был уже, как и Старцев и много других московских строителей, не только зодчий, а, возможно, еще более подрядчик, ведя в разных концах страны большие строительства, их велели обычно за уже существующими образцами и лишь с изменениями, которые отдельно обусловливались в договорах, как мы видели в контракте с ефимовим. Из письма не поняло, откуда взят был образец, на который принадлежало сравниваться, как договорились все трое - двое заговорящих и Устинов. Среди тогдашних московских храмов, которые сохранились, такого нет, но нельзя ручаться, без предыдущего архитектурно-археологического исследования мурування, не испытал ли он перестройки в XIX веке. Об этом можно догадываться из наличия на северном лбе больших спаренных окон и некоторых деталей.

Намного переконливише свидетельствует о руке московского мастера портал "Богородичного Назарета".

За всеми архитектурными признаками, насколько о них дает возможность сделать вывод сохраненная свитлина, таки Устинов выстроил в Нежине еще одну церковь - Преображенский, в 1721 году. Весь ее архитектурный вид одной природы с "Назаретом"(10)[...]

Не бачивши большинства упоминавшихся здесь зданий в натуре и не имея их планов и обмерных кресленикив, мне нужно опираться только на ласково предоставленные мне, на мою просьбу, Академией архитектуры УССР фотографические материалы в значительной мере не профессионального, а любительского характера. Мне казалось, что свитлини, сделанные непосредственно из натуры, помогут определенной мерой разобраться в этом огромном количестве приемов и форм и этим облегчат установление по крайней мере общих очертаний архитектурных взаимосвязей России и Украины на изломе ХVП-ХVШ веков. В архитектуре Украины тех пор много прекрасного, и надо искренне пожалеть за тем, что до сих пор бракует больших исследований реставрационно-обмерного характера. Только в новейшие времена начали появляться давно пожадани книжки и статьи, прежде всего М.Холостенка и Г.Логвина, которые открывают нам эту красоту, яркие свидетельства давней культурной дружбы двух больших народов. Некоторые приведенные здесь мысли, сопоставление, аналогии могут оказаться не лишними для будущих дослидникив.