ШЕДЕВРЫ МИРОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ

Главная - Архитектура - ШЕДЕВРЫ МИРОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ

Для советской архитектуры, как и для архитектуры стран социализма, характерным есть градостроительный принцип, за которым архитекторы, работая над проектом сооружения, одновременно учитывают застройку всего миста, а архитектурные памятки получают при этом новая жизнь.В нашей стране творчество архитекторов ценится очень высоко. Авторам выдающихся архитектурных произведений каждый год присуждаются Ленинская и Государственные премии. Этими премиями были в сво-время отмеченные архитектурные, сооружения Верховной Рады УССР и Московского университета имени В. И. Ленина, Ленинского мемориала в Ульяновскую и много других ансамблей и даже застроек целых городов и сел. К таким произведениям архитектуры принадлежат ансамбли Ташкента, жилые кварталы Жирмунай и Лаздинай в Вильнюсе, города Навой, Шевченко, Набережные Лодки и прочие. В 1980 году Государственную премию Украинской ССР им. Т. Г. Шевченко присуждено авторам жилого массива Серебристый в Льве. Расположенный на окраине старинного украинского города Львова массив Серебристый имеет удивительно привлекательный и своеобразный вид. В его сооружениях ощущается исключительная забота об эстетике быта советских людей. Как и много других массивов, он ярко раскрывает социальную направленность советской архитектуры и наглядно отображает преимущество советского образа жизни над жизнью людей капиталистического мира, где большие города, за точным выражением О. М. Горького, преобразованные у «города желтого дьявола».

Советский народ под руководством Коммунистической партии успешно строит коммунистическое общество. В «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1981-1985 года и на период до 1990 года» записано:

«Нынешнее десятилетие - новый большой этап в создании материально-технической базы коммунизма, развития общественного отношения, формировании нового человека».

В свете этих величественных задач важного значения приобретают такие вопросы, как жилищное строительство, улучшение культурно-бытовых условий жизни населения, благоустройство городов и сил.

Социальное развитие общества и подъем народного благосостояния предусматривают также повышение качества планировочных, архитектурных и строительных работ, снижение стоимости сведения домов и сооружений, а это требует от архитекторов, инженеров, строителей творческих поисков в решении ряда проблем, который будет оказывать содействие появлению новых шедевров советской архитектуры.

В Отчетном докладе Центрального Комитета КПСС XXVI съезду Коммунистической партии Советского Союза товарищ Л. И. Брежнев указал: «Не надо объяснять, как важно, чтобы все, что нас окружает, несло на себе печать красоты, доброго вкуса. Олимпийские объекты и некоторые жилые кварталы Москвы, воскрешенные жемчужины прошлого и новые архитектурные ансамбли Ленинграда, новостройки Алма-Аты, Вильнюса, Навой, других городов - это наша гордость. И все-таки градостроительство в целом нуждается в большей художественной выразительности и разнообразии...».

Шедевры мировой архитектуры имеют большое интернациональное значение. Вот почему мы не только бережем Кижи и Регистан, исторические памятки Новгорода и Киева, старинные кварталы Таллина и Тбилиси, лучшие архитектурные произведения советских зодчих. Нас глубоко волнует судьба Пизанськой Кампанили и руины афинского Акрополю, храма в Абу-Симбели и ансамблей Венеции, интересуют новые исследования Пальмиры, реставрация парков Версаля и восстановление Королевского дворца в Варшаве. Ведь нашей идеологией является марксизм, а он, как писал В. И. Ленин, усвоил и переработал все, что было ценного в больше чем двохтисячноричному развития человеческой мысли и культуры.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Или не более всего эта поговорка касается архитектуры, ее восприятие зависит от окружающей застройки, естественных условий, освещение, поры года и дня, чистоты воздуха и многих других факторов, даже от расположения духа зрителя. Например, я впервые увидел афинский Акрополь в конце лета. Стояла жара, внизу, в сероватом мареве, терялись кварталы Афин. Парфенон был прекрасным, но у меня невольно возникал вопрос: чему так много говорят о золотом свечении пантелийського мрамора, из которого построено Парфенон? Мрамор как мрамор, укрытый пластом желтой пыли. И чему говорят, что скала Акрополя имеет фиалковый оттенок? Просто серая скала да и довольно. И колоны мраморных сооружений на фоне посеревшего от жары неба казались меньшими, чем я воображал их себе до сих пор. Через несколько лет я снова побывал в Афинах. Над Акрополем только что прошли грозовые дожди, и озаренный солнцем Парфенон выглядел величественно и гордо на фоне темно-синего неба, мрамор излучал золотое сияние, и скала Акрополя была в самом деле сиреневого цвета. Другое впечатление.

Константинопольский Софийский собор я впервые увидел яркого солнечного дня. Внутри он казался вдвое большим, чем извне. В золотистой вуали терялись боковые помещения - нефы и центральное пространство казалось безграничным. Окна под исполинским куполом сливались в сплошную полосу света, и от этого создавалось впечатление, будто купол повиснул в воздухе. Со временем мне еще раз пришлось побывать в Стамбуле. Был пасмурный день, когда я пошел к Софийского собора. Внутреннее пространство собора будто уменьшился, размеры центрального нефа казались небольшими.Но если тот или другой час пор влияет на освещение сооружения, ее отдельных частей, то течение времени, вымеренное целыми историческими эпохами, обозначается на состоянии сохранения памяток архитектуры. От древнейших времен и к настоящему над нашей планетой бурлили сотни, тысячи ураганов как естественного, так и социального характера. К сожалению, к нашим дням не уцилило много шедевров архитектуры и градостроительства, главным образом - сооруженных из дерева, жилого и общественного употребления. Поскольку господствующие классы и церковники, стремясь к укреплению и возвеличиванию своей власти над трудовым населением, строили дворцы, религиозные храмы и церкви из естественного камня или кирпича, именно культовые сооружения составляют ныне казну архитектурных памяток. Вот почему об искусстве зодчих прошлых возрастов приходится судить преимущественно из существующих каменных соборов, гробниц, башен и т.п..